Города Вавилонии, их социальная структура и право

Политическими и экономическими центрами Вавилонии этого времени являлись крупные города – Вавилон, Сиппар, Ниппур, Урук и др. Клинописные источники I тысячелетия до н. э. различают «царские города» –  административные центры – и самоуправляющиеся города, обладающие рядом привилегий. Из содержания деловых документов этого времени  следует, что крупнейшие вавилонские города носили теперь торгово-ремесленный характер.

Известно, что большинство документов старовавилонского и касситского периодов имело отношение к купле-продаже земли, аренде, найму сельскохозяйственных работников, займу посевного зерна и т. п.  В  нововавилонский период  значительная часть документов принадлежит к денежным операциям, к покупке городских участков, торговле и ремеслу.

За время ассирийского владычества рабовладельческое производство заметно расширилось, значительно повысилась его товарность и увеличилась роль обмена.

Количество рабов в частных хозяйствах достигало иногда нескольких сотен человек.

Стоимость серебра понизилась, и увеличилось его количество в обороте при соответствующем росте цен. Известны попытки создания монеты.

Вавилония издавна славилась высокоразвитым ремеслом; она играла роль посредствующего звена в торговле между Сирией и Ираном, Индией и Южной Аравией. Теперь эта роль Вавилонии особенно усилилась после уничтожения её ассирийских конкурентов.

Жители крупных вавилонских городов пользовались особыми привилегиями. В частности, они были освобождены от царских строительной и военной повинностей. Для этих городов было характерно самоуправление свободных и юридически равноправных членов общества, объединенных в народное собрание при главном храме того или иного города.

Однако со временем многовековая борьба между царской властью и народным собранием постепенно привела к поражению последнего, и в это время его юрисдикции подлежали только конфликты между отдельными гражданами и преступления местного характера.

Крупные города Вавилонии управлялись советом старейшин, главным образом из числа жрецов, во главе с верховным жрецом (в Сиппаре) или с храмовым экономом (в Уруке).

Часть решений народного собрания касалась хищений храмового скота и другого имущества, сбора храмовой десятины и арендной платы с храмовых полей и т.д. Другие решения имели отношение к имущественным тяжбам и семейным спорам отдельных граждан.

Таким образом, собрание функционировало как орган местного самоуправления и суда. Часто его заседания возглавлял наместник соответствующего города или управляющий храмом.

Членами народного собрания являлись граждане, которые были свободными и в юридическом отношении считались равноправными между собой. Но они заметно отличались друг от друга по своему экономическому и общественному положению.

Среди них были наместники городов, судьи, высокопоставленные государственные и храмовые чиновники, купцы, дельцы, писцы, чиновники низших рангов, пастухи, арендаторы полей, ремесленники, включая беднейшие слои свободного населения.

Статус граждан был наследственным и переходил от отца к сыновьям. Естественно, в работе собрания активную роль могли играть в основном лишь состоятельные люди.

Нередко вместо всех граждан для решения тех или иных дел собирались лишь старейшины, т.е. наиболее влиятельная часть граждан. В ряде случаев они выносили свои решения совместно с высшими храмовыми чиновниками и наместниками городов. Иногда в присутствии старейшин составлялись документы, содержащие распоряжения высокопоставленных государственных чиновников. Кроме того, старейшины представляли граждан своего города перед царем

Совет старейшин обладал судебными и административными функциями. В документах этого времени при упоминании свободных лиц называется и имя их предка: только лица, принадлежавшие к определённым родам, по-видимому, традиционно связанным с храмом городского божества и имевшим право на участие в храмовых доходах, обладали, как кажется, полными гражданскими правами в таком городе.

Так складывается особая организация рабовладельцев, созданная для господства над всем остальным населением, в том число и над мелкими свободными земледельцами за пределами городов. Эта организация нередко выступает как единое целое, например в различных денежных операциях, в таких общественных предприятиях, как постройка канала, но чаще мы встречаемся с деятельностью отдельных рабовладельцев, иногда семейных объединений торговых домов; известны, например, торговый дом рода Эгиби в Вавилоне и торговый дом рода Мурашу в Ниппуре.

Иной раз отдельный рабовладелец, например верховный жрец Сиппара, выступает как частное лицо, беря на себя прорытие канала, который потом должен был перейти к городу.

Правители Нововавилонского царства вынуждены были все больше считаться со жречеством и представлять его интересы.  Это подтверждается тем,  что в многочисленных надписях говорится лишь о сооружении новых храмов и ремонте старых и о благочестивых дарах в различные святилища, а неоднократные успешные военные походы почти не упоминаются.

Граждане принимали участие в культе при местном храме, а также в храмовых праздниках и трапезах и имели право на получение определенной доли из храмовых доходов. Все эти люди жили в городах и владели землей в городе или прилегающей к нему сельской округе, на территорию которой распространялась власть народного собрания.

Граждане отдельных городов вступают в переговоры друг с другом, например — сиппарцы с жителями Суз по поводу этого же канала. Последние два случая относятся, правда, уже ко времени персидского владычества, но при персах общее устройство городов Вавилонии не отличалось от их устройства в нововавилонский период.

В рассматриваемое время население Вавилонии в этническом отношении было довольно пестрым. Страна была наводнена халдейскими и арамейскими племенами, жившими бок о бок со старым местным населением. Кроме того, в Вавилонии жило много чужеземцев. Часто чужеземцы размещались значительными группами в определенных районах. Например, в окрестностях Ниппура и в самом городе каждой этнической группе была выделена особая территория.

Среди чужеземцев были также царские наемники, добровольные эмигранты и лица, по различным причинам постоянно или временно жившие в Вавилонии (купцы, политические беженцы, сезонные наемные работники из Элама и т.д.). Так, в вавилонских текстах упоминается много чужеземцев, живших при дворе Навуходоносора II. Среди них были эламиты, персы, киликийцы, иудеи, различные выходцы из Малой Азии («ионийцы»), «беглецы из Мидии» и др.

Особенно много было в стране лиц египетского происхождения. Значительное их число упоминается в качестве контрагентов и свидетелей при заключении различных сделок, составленных в Вавилоне, Уре, Уруке, Сиппаре, Борсиппе и других городах.

Из частноправовых документов видно, что представители различных народов жили бок о бок, вступали в деловые отношения и заключали смешанные браки. Необходимо иметь в виду, что в древности не было конфликтов на этнической почве, расовой неприязни и чувства превосходства одного народа над другим и никто не был заинтересован в том, чтобы навязать другим народам свой язык и культуру. Поэтому со стороны местного населения не было пренебрежения к верованиям чужеземцев. Последние, в свою очередь, поклонялись не только своим богам, но и богам того народа, среди которого они жили, ибо верили в силу этих богов.

Чужеземцы включались в экономическую и общественную жизнь страны, становились собственниками домов, земельных владений, а часть их служила и в административном аппарате. Они постепенно ассимилировались местным населением и говорили на аккадском и арамейском языках, поскольку последний быстро распространился в качестве разговорного языка в Месопотамии, и, в свою очередь, оказывали определенное культурное влияние на вавилонян.

Однако чужеземцы были лишены гражданских прав, поскольку они не владели землей в пределах городского общинного фонда, и поэтому не могли стать членами народного собрания. Но в тех случаях, когда они размещались компактно в определенных районах, такие люди могли создать собственную организацию местного самоуправления.

Наконец, кроме граждан и свободных без гражданских прав существовали различные группы зависимого населения, особую прослойку которого составляли рабы. Естественно, все эти люди не имели никаких гражданских прав.

Кроме народного собрания судебная власть принадлежала также царским судьям. Царский суд обычно представлял собой коллегию из пяти-шести профессиональных судей. Иногда состав суда был смешанным, и в него входили царские судьи и старейшины из числа граждан. В Сиппаре представителем царского суда был верховный жрец храма Эбаббарра, обладавший широкими юридическими полномочиями.
В решении важных дел народное собрание подчинялось царским судьям, получало от них различные предписания и обязано было снабжать последних необходимой информацией. Царские суды выносили решения по наиболее важным делам.

Высшей судебной инстанцией считался царь. Но он не имел абсолютной власти и не мог произвольно захватить имущество своих подданных или лишить их жизни.

Индивидуум в частной жизни был предоставлен самому себе, и центральная власть не вмешивалась в его семейную жизнь. Он мог свободно передвигаться в пределах государства, совершая деловые и торговые поездки, а также ездить на заработки.

Семья в основном оставалась моногамной, и мужчина, который брал вторую жену, обычно должен был уплатить довольно высокий штраф в пользу первой, если только она не была бездетной.

Женщина пользовалась сравнительно большой независимостью, могла иметь свое имущество, распоряжаться им свободно (дарить, продавать, обменивать, отдавать в аренду и т.д.).

Нововавилонское право требовало письменной фиксации заключаемых сделок, кроме продажи скоропортящихся продуктов. Контракты составлялись профессиональными писцами в присутствии свидетелей (обычно от трех до десяти и более человек) в двух экземплярах по определенным формулярам, и каждая из сторон получала по одному экземпляру.

Начиная с нововавилонского времени в документах подчеркивается, что контрагенты вступают в сделку добровольно. В контракте указываются условия сделки, место и дата, где и когда документ был составлен, и определяется наказание (обычно штраф) за нарушение условий сделки. К документам прилагаются печати свидетелей и контрагентов (последние обычно оставляют оттиски своих ногтей).

В рассматриваемую эпоху объектами заклада служили поля, дома, рабы, дети свободных, скот, деньги и прочее движимое имущество. Существовало два вида залога. Либо то или иное имущество объявлялось залогом в обеспечение ссуды, либо залог поступал в онтихрезу, т.е. кредитор получал право пользоваться залогом для извлечения доходов.

Второй вид залога был более распространен.
Очень часто рабов и дома (реже поля и другое имущество) отдавали в антихрезу за долги. В таких случаях доходы с заложенного имущества или доходы с труда рабов или других лиц, отданных в заклад, шли на покрытие процентов по ссуде.

К нововавилонскому времени долговое рабство претерпело значительные изменения. Кредитор мог арестовать несостоятельного должника я заключить его в долговую тюрьму. Однако кредитор не мог продать должника в рабство, и последний погашал ссуду бесплатной работой на своего заимодавца.

В отличие от более ранних периодов муж не мог отдавать жену в долговой залог. Но свободные имели право отдавать в залог своих детей, а в случае неплатежеспособности должника их можно было обратить в рабов. При этом ограничение долгового рабства определенным сроком, установленное Законами Хаммурапи, в I тысячелетии до н.э. уже не являлось действительным.

Практика самозаклада и самопродажи в рассматриваемое время совершенно исчезла. К продаже своих детей свободные прибегали чрезвычайно редко, лишь в случаях катастрофического голода, опустошительных войн и длительных осад.

В нововавилонское время продолжали переписывать и изучать Законы Хаммурапи, о чем свидетельствуют их многочисленные копии, составленные в I тысячелетии до н.э.
Категория: ГЕОГРАФИЯ | Добавил: konan (10.10.2008)
Просмотров: 1178 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]