menu
person

Экономика Шумера. Охотники и рыбаки

Охотники

                К сожалению, мы почти ничего не знаем о том, как относились к собаке шумерские охотники. А ведь они составляли довольно большую прослойку сельского населения Шумера. Несмотря на преимущественно сельскохозяйственную ориентацию шумеров, для охотников находилось немало работы. Они добывали мясо и шкуры диких животных, охраняли поля от потрав, а скот от хищников. О том, на каких зверей охотились шумеры, мы узнаем в основном не из глиняных табличек шумерских архивов, а из рисунков на древних печатях. Сохранившиеся на глине оттиски, а также сами печати — круглые или цилиндрические камни с вырезанными рисунками или надписями, изображают множество различных сцен охоты. Самым страшным среди хищных зверей, водившихся в Шумере, был лев. Серьезную угрозу стадам представляли волки, лисицы и гепарды. Охотились шумеры и на слонов, полностью исчезнувших в Междуречье в начале I тысячелетия до н.э., а также на копытных животных — газелей, диких кабанов и диких лошадей. Этих животных отлавливали сетями, и впоследствии приручали и пускали в стада. Для охоты на хищников применялись луки (не очень хорошие, поскольку для них трудно было найти качественное дерево), копья, дротики, медные топоры и кинжалы.

                Охотники формально не принадлежали храмам или правителям, а лишь числились “на службе”, то есть считались относительно свободными людьми, но должны были платить налоги — часть от добычи. Охотой любили развлекаться и шумерские ччправители, складывая хвастливые рассказы о своих успехах. Уже в те далекие времена стремление охотников приукрасить добычу вошло в шутливые пословицы.

                Охотники же занимались и приручением пойманных животных — в основном, газелей или лошадей. В одном из шумерских городов правители имели обыкновение ловить медведей и приручать их, сажая затем на цепь перед городскими воротами на страх и удивление входящим в город.

                Искусство приручения животных было важно для сельского хозяйства, и умелые дрессировщики пользовались заслуженным уважением и восхищением. Шумерский фольклор позволяет сделать вывод о том, что этот народ внимательно изучал повадки тех зверей, с которыми сталкивался в своих краях и на которых охотился. Практически все дикие животные, водившиеся в Месопотамии, вошли в пословицы и басни как воплощение различных черт характера человека. Некоторые из басен шумеров почти совпадают по морали со знаменитыми греческими баснями Эзопа, созданными много столетий спустя.

[Оттиски печатей с изображениями животных. Начало III тысячелетия до н.э.

                Самым коварным хищником шумеры считали волка. В баснях он описывается как злобный и хитрый зверь, крадущий добычу даже у своих сородичей. В одной поэме волк жалуется богу на свое одиночество и говорит, что все остальные звери его боятся и ненавидят. Такое отношение шумеров к волку было, видимо, вызвано тем, что он причинял наибольший ущерб стадам овец и коров.

                Лисица предстает в шумерском фольклоре как воплощение хитрости и ловкости. В некоторых шумерских мифах она выступает в роли ловкого и пронырливого помощника бога. Вместе с тем лиса хвастлива и труслива.

                Наибольший страх и уважение у шумерских охотников по праву вызывал лев. Он считался самым грозным среди месопотамских хищников, однако, зная повадки льва, даже безоружный человек вполне мог спастись от него.

Одна шумерская басня рассказывает о жреце, который повстречал в степи льва, но сумел убежать от него. Вернувшись в город, жрец схватил копье и стал метать его в глиняного льва, стоявшего перед входом в храм. При этом он возмущенно приговаривал: “Что делал твой брат в степи?”

 

                Кроме охотников на крупного зверя, существовали птицеловы. Они ловили диких уток и гусей — на мясо или для разведения в домашних птичниках, хищных птиц — ястребов и соколов. Помимо этого, птицеловы расставляли на пшеничных и ячменных полях силки, в которые попадались мелкие полевые птицы, немало вредившие посевам. Так что, как легко заметить, практически любая отрасль сельского хозяйства шумеров была связана с земледелием — главным источником богатства города.

 

                Рыбаки

                Ну и конечно, в Шумере было чрезвычайно развито рыболовство. С древнейших времен месопотамские реки изобиловали съедобной рыбой. Неудивительно, что первые шумеры, приплывшие в эти края, не пренебрегали таким простым и доступным способом добычи пропитания. К тому же, будучи народом морских путешественников, они явно владели искусством рыбной ловли еще до появления в Месопотамии. Рыбная ловля велась и в реках, и в море, причем разделение труда между рыбаками существовало и в этой сфере — разные условия труда, разумеется, требовали разных навыков. Для рыбной ловли вручную рыбаки пользовались дротиками, либо плели сети из тростника или различных волокон.

                Шумеры, впрочем, не были бы шумерами, если бы просто довольствовались тем, что природа предлагала им — а она в этих местах никогда не была особо щедра. Создав сложную систему каналов, шумеры занялись разведением рыбы в искусственных водоемах и преуспели в этом.

                Блюда из рыбы вносили разнообразие в рацион шумеров, и способов приготовления рыбы они знали великое множество. Умели шумеры и добывать жир из рыбы, использовавшийся в самых различных хозяйственных целях. Сохранились свидетельства об использовании рыбьего жира для смазки трущихся деталей повозок и боевых колесниц.

                О том, насколько важную роль играло рыболовство в экономической жизни Шумера, свидетельствуют храмовые таблички. С древнейших времен в них встречаются пиктограммы, обозначающие рыбу. За один удачный улов в храм как-то поступило около девятисот рыбин. Рыбаки, как и охотники, состояли на службе у храма. За свою работу они получали, помимо продовольственного пайка, определенное  вознаграждение. Храм же снабжал их снастями и всем необходимым для рыбной ловли и охоты.

                Особенно важную роль играли рыболовы в экономике Лагаша — одного из важнейших политических, культурных и экономических центров Шумера.

Лагаш — один из крупнейших городов Шумера. Одно время был центром Шумерского царства.

В храмовых табличках и в записях из дворца правителя города обнаружена масса упоминаний о рыбаках — “пресноводных” и “морских”. Сам город располагался довольно далеко от моря, но его огромные владения простирались до самых берегов Персидского залива.

                Рыбная ловля была тесно связана со строительством каналов. Каналы и канавы не просто подводились к полям для полива земли. Прямо на поле зачастую создавались искусственные водоемы, позволяющие сберегать воду на случай засухи. В этих водоемах разводили рыбу. Так что не стоит удивляться, прочтя, к примеру, на одной из табличек, что “пресноводные” рыбаки занимались ловлей рыбы не только на “больших реках” и каналах, но также на плантациях финиковых пальм. Рыба, поступившая в закрома храма с этих плантаций, считалась доходом от плантаций наряду с плодами пальм.

                Помимо рыбаков и охотников, которые трудились на храмовых или царских землях, в Шумере существовала довольно большая группа тех, кто занимался промыслом только для себя. Как правило, такие “вольные охотники” арендовали у храмов или богатых землевладельцев участки земли или отрезки рек. Это обходилось им довольно дорого, но вполне окупало себя. Как сельские жители, так и большинство горожан-ремесленников завидовали рыбакам и охотникам, считая их состоятельными, а главное — независимыми людьми. “Что бы ни случилось в городе, — говорили шумеры, — рыбак сам себя прокормит”.

                Сеть ирригационных каналов и запруд, созданная шумерами, была такой разветвленной, что это позволило плавать по каналам на лодках, перевозя людей и товары. Искусственные каналы дали новый толчок искусству навигации шумеров. Как полагают некоторые из ученых-историков, шумерские купцы в период наивысшего расцвета Шумера отряжали целые караваны по морским путям, добираясь до Египта и даже Центральной Африки.

                Таким образом, уже шесть тысяч лет назад в Месопотамии возникла, развивалась и процветала многоотраслевая экономика, в которой использовались буквально все возможности и все природные ресурсы страны. В основе шумерской экономики лежало земледелие, и на него, как на стержень, нанизывались самые разные отрасли сельского хозяйства и промыслы. Именно сельское хозяйство принесло городам-государствам Шумера богатство и власть, благодаря ему в городах развились ремесла, а сами города надолго стали определяющими центрами культурного и экономического развития всей Месопотамии. 

                Однако сельское хозяйство — самая важная отрасль шумерской экономики — было также и самой незащищенной ее отраслью. Шумерские города постоянно воевали то между собой, то с соседними странами. Сегодня город нападал на одних соседей, назавтра вынужден был обороняться от других. Все военные действия велись на полях, вражеские войска вытаптывали посевы, сжигали дома сельских жителей, которые даже не могли укрыться за городскими стенами. Тот, кого не увели в рабство враги, сам после войны зачастую был вынужден пойти в кабалу к богачу. Войны случались так часто, что их смело можно считать экономическим фактором, определявшим жизнь шумерской деревни.

                И все же в мирное время деревни процветали, принося богатые урожаи и укрепляя благосостояние храма и города. Даже бедняки не знали тогда особой нужды, и большинство земледельцев держали в доме рабов.


Литература:

Зайцев А., Лаптева В., Порьяз А. Мировая культура: Шумерское царство. Вавилон и Ассирия. Древний Египет. –  М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. —   с.: ил. — (Мировая культура).


Категория: МЕСОПОТАМИЯ в ІІІ тыс. до н.э. | Добавил: konan (01.11.2008)
Просмотров: 1588 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]