Конец Шумера

Конец Шумера

 

                Ближе к концу III тысячелетия до н.э. разрозненные города Шумера подвергались неоднократным попыткам объединения со стороны различных властителей — как правителей крупных городов, так и иноземцев. Вначале, в 2400 г. до н.э. Лугальзаггези, правитель Лагаша, объединил почти всю страну, весь юг Месопотамии, под своей властью, создав Шумерское царство. Власть его, правда, была номинальной. Он не стал назначать в покоренные города правителей, а лишь принял титул “лугаля всех городов”.

                Шумерское царство недолго просуществовало под властью правителя-шумера. На историческую сцену поднялся человек, коренным образом изменивший основные черты политической жизни Месопотамии. Это был Саргон, Саргон Древний, как называли этого правителя позднейшие летописи.

 

Саргон (по-аккадски Шаррукен — “истинный царь”) — правитель Месопотамии, живший в 2316 — 2261 гг. до н.э.

               

Саргон не принадлежал к шумерскому народу. Он был выходцем из одного из многочисленных семитских племен, издавна обитавших по соседству с шумерскими поселениями. Человек таинственного, и, скорее всего, незнатного происхождения, Саргон начал с того, что основал свое крошечное царство на севере Шумера, в городке под названием Аккаде. Впоследствии, после падения потомков Саргона, город Аккаде был полностью разрушен, так что археологи не могут даже приблизительно определить местоположение древней столицы царства Саргона.

 

Аккаде (или Аккад) — город на севере Южной Месопотамии, столица Аккадского царства при династии Саргонидов.

               

Закрепившись на собственном троне и набравшись сил, Саргон с необычайной решительностью повел войну против ослабленных междоусобными распрями шумерских городов-государств. Соседние города довольно быстро попали под власть Саргона, и вскоре он представлял самую, пожалуй, значительную силу в Шумере — как в политическом, так и в военном смысле.

                Не имея связей и поддержки среди городской знати крупных городов в богатом Шумере, Саргон обратился за поддержкой к простому народу. Если вспомнить, что незадолго до того в Лагаше был свергнут правитель Лугальанда, обложивший народ неимоверными налогами, то станет ясно — граждане шумерских городов были не очень довольны сложившейся в стране ситуацией, и умный вождь вполне мог собрать под своими знаменами множество недовольных.

                Так и произошло. Если лугали шумерских городов опирались прежде всего на собственную дружину или на наемников, то Саргон собрал в свое войско добровольное народное ополчение. Кроме того, его военная тактика резко отличалась от той, к которой привыкли шумерские воины. Шумеры при ведении боевых действий ограничивались стычками между небольшими отрядами тяжеловооруженных пехотинцев, колесниц и копейщиков. Саргон же сделал упор на подвижные многочисленные группы воинов с легким вооружением. Немалым преимуществом Саргона оказались и лучники. У шумеров, как мы помним, не было лучников из-за того, что не было хорошего дерева для боевых луков. Саргон же, очевидно, либо имел доступ к запасам дерева (тиса или лещины, из которых лучше всего делать луки), либо при нем был придуман составной лук из дерева, рога и жил животных. Как бы там ни было, Саргон сделал основную ставку в бою именно на лучников. Это давало ему громадные преимущества в схватках с малоподвижными отрядами тяжеловооруженных шумерских воинов.

                Никому дотоле не известный завоеватель приобрел немалую поддержку у жителей большинства городов. Вступая в его войско, люди могли надеяться быстро поправить свое положение — слава о непобедимости Саргона служила лучшим доказательством того, что его воины не останутся без добычи. У простых горожан появлялась возможность подняться выше по иерархической лестнице.

                Кроме того, завоевательные действия Саргона встретили поддержку и у многих богачей и знати в большинстве шумерских городов. Обособленность городов с какого-то момента стала только мешать развитию торговли, а постоянные междоусобные войны разрушали систему ирригационных каналов и вредили земледелию. Так что объединение страны под единой реальной, а не номинальной, как у Лугальзаггези, властью, многим казалось спасительным для страны.

                Пользуясь такой поддержкой как “снизу”, так и “сверху”, Саргон довольно быстро подчинил себе практически все области к северу от Шумера и отчасти шумерские области. Затем он стремительно разгромил правителя Шумерского царства и в короткий срок овладел и всем Шумером. Новое государство Саргона, которое он назвал “Аккадским Царством”, простерлось “от моря до моря” — от Средиземного моря на севере до Персидского залива на юге.

 

Шумерское царство — первая попытка объединения всех городов Шумера под властью правителя Лагаша Лугальзаггеси.

               

С Саргона началась новая эра не только в истории Месопотамии, но и в истории государства как такового. Он создал подлинно могучую империю, деспотию, во главе которой стоит единовластный правитель — царь. Он не стал разрушать сложившуюся систему управления в городах Шумера. Энси и лугали остались на своих местах, управляя хозяйственной жизнью своих городов, однако теперь они во всем подчинялись Саргону, став всего-навсего царскими чиновниками. Чтобы обезопасить себя от заговоров, Саргон поселил при своем дворе представителей знати из всех крупных городов — формально в качестве вельмож, а на самом деле как заложников.

                Войско, благодаря которому Саргон завоевал всю Месопотамию, осталось его надежной опорой. Основная масса воинов поселилась на землях близ Аккаде — столицы царства. А на новые завоевательные походы этот удачливый военачальник набирал ополчение из горожан, стремившихся поправить свое положение. Городские же дружины, существовавшие в каждом шумерском городе, Саргон распустил, избавившись от риска иметь вооруженного врага у себя за спиной.

                Вообще, Саргон Древний за годы своего правления проявил себя как умный и искушенный политик, дальновидный хозяин. Объединив Двуречье под своей властью, он много заботился о том, чтобы подвластные ему земли содержались в порядке. При нем были обновлены дороги и укреплены ирригационные и судоходные каналы. Ожила международная торговля — предания сохранили упоминания о том, что во времена Саргона Аккадское царство торговало с самыми отдаленными странами. В клинописных табличках той поры встречается упоминание товаров из “страны Мелухха”.

 

Мелухха — предположительно, так в шумеро-аккадское время называлась Индия.

               

Уважением и почетом Саргон окружил храмы, причем не только храмы богов своей страны, но и богов Шумера. При нем вновь возвысился Ниппур — один из крупнейших центров религиозной жизни шумеров. Но почет этот был, очевидно, лишь внешним. По сути же, царство Саргона не имело ничего общего с шумерскими городами-государствами. Самым наглядным тому доказательством служат памятники искусства эпохи Саргона и его преемников — династии Саргонидов. Если в искусстве шумеров главное место занимает бог, а при нем — жрец, фигура в значительной степени условная, символизирующая божественную власть, а не самого властителя, то при Саргоне эта традиция была прервана. Основной образ в искусстве Месопотамии во времена Саргона — сильная личность, правитель, добившийся всего своими силами и талантами, каким, несомненно, был сам Саргон. А при таком правителе жрецам нечего было и рассчитывать на признание их власти как ниспосланной богами. Боги перешли на сторону того, у кого была сила и власть, на сторону Саргона.

                И он самым решительным образом распорядился приобретенной властью. Простой народ очень скоро убедился, что новый правитель страны не собирается делиться этой властью ни с кем — хотя бы формально, как это делали лугали шумерских городов. Царь отныне был единственным властелином. Его не назначал совет старейшин, как это было раньше. Саргон сам взошел на трон и сам решал, кого куда назначать в своем царстве. Единственное “собрание”, о котором упоминают летописи времен Саргона и Саргонидов — собрание воинской дружины, но и то неизвестно, принимали ли воины какие-то решения или собирались чисто формально. Между царем и народом, который на первых порах поддержал его, отныне стояло множество государственных чиновников самого разного ранга. Такая деспотически-бюрократическая форма монархического правления со времен Саргона установилась в Месопотамии на многие тысячелетия.

                После воцарения Саргона Древнего разрозненные месопотамские города-государства уступили место единой власти, и в политическом плане это, несомненно, усилило позиции месопотамских владык, прежде всего, конечно, самого Саргона — основателя династии. Справедливости ради, надо заметить, что личные качества Саргона, сколь бы хороши они ни были, помогли ему достичь успеха потому, что к моменту его становления как политика и правителя Месопотамия нуждалась в сильном человеке, не скованном многочисленными родственными и экономическими узами со старой знатью, в человеке, способном объединить страну и вдохнуть новый дух в старые города. Саргон как нельзя более преуспел в этом. Требование времени помогло ему возвыситься, а личные таланты — удержаться на месопотамском троне.

                На старости лет Саргон пал жертвой мятежа старейшин крупнейших шумерских городов, вынужден был бежать и скрываться в степи, однако сумел вновь собраться с силами и одолеть мятежников. Надо заметить, что в последние годы своего правления Саргон, очевидно, удерживал страну в повиновении лишь силой личного влияния. Его сыновья, правившие Аккадским царством после отца, вынуждены были постоянно сражаться с мятежами во всех концах страны. Торговля в этот период утратила свое первостепенное значение для экономики страны — потомки Саргона предпочитали пополнять казну государства военными походами в соседние страны, немало расширив зону влияния своего царства.

 

Нарам-Суэн (Нарамсин) — правитель Аккадского царства в 2236 — 2200 гг. до н.э.

               

Последним из правителей династии Саргонидов был внук Саргона Древнего — Нарам-Суэн, который довел до конца государственную реформу деда, окончательно покончил с мятежами, значительно расширил границы Аккадского царства, заключал договора с правителями соседних стран. Нарам-Суэн взял себе титул “царя четырех сторон света” и повелел именовать себя богом. Он не стал менять сложившуюся издревле систему управления городами, но если его дед, Саргон, оставлял энси и лугалей в качестве правителей в родных городах, то Нарам-Суэн стал назначать в качестве наместников и правителей своих сыновей и простых чиновников. Это в конечном итоге привело к тому, что при Нарам-Суэне династия Саргонидов совсем утратила поддержку среди населения, а начавшиеся в этот период набеги могучего горского племени кутиев вскоре привели к полному падению династии Саргонидов.

 

Кутии (гутеи) — племя, обитавшее на территории Иранского нагорья, родственное современным дагестанцам.

 

                Кутии завоевали практически всю Месопотамию, за исключением Лагаша, слишком удаленного от путей их набегов, Ура и Урука, защищенных труднопроходимыми болотами. Шумер и Аккад платили им дань, откупаясь тем самым от новых набегов. Примерно в этот период, во второй половине XXII в. до н.э., происходит новый расцвет Лагаша под властью Гудеа. Этот правитель удачно сочетал традиции управления энси и лугалей с методами аккадских властителей. В отличие от Саргона и его потомков, Гудеа оставил храмовые земли храмам, а не объявил их собственностью царя (именно это в свое время окончательно поссорило Нарам-Суэна со жрецами). Но Гудеа не стал дробить хозяйство Лагаша между множеством храмов, а объединил все земли в храмовое хозяйство бога Нингирсу. При Гудеа Лагаш был перестроен и обновлен, укреплены дороги, городские стены. Громадные средства тратил этот правитель на строительство и украшение нового грандиозного храма бога Нингирсу.

 

Гудеа — правитель Лагаша до 2123 г. до н.э.

 

Нингирсу — главный бог Лагаша. Сын Энки-творца, покровитель земледельцев, бог справедливости.

               

Несмотря на высокие налоги и насильное привлечение горожан на общественные работы, Гудеа был, по-видимому, почитаем подданными. Многочисленные памятники и надписи в его честь, найденные при раскопках Лагаша, свидетельствуют о значительном культурном подъеме города, оживлении торговли. На одной из статуй, запечатлевших Гудеа, этот правитель сидит в молитвенной позе, держа на коленях план перестройки города.

                Благодаря богатой дани, кутии не трогали Лагаш, и Гудеа почти полностью подчинил себе всю Нижнюю Месопотамию, то есть значительную часть исконно шумерских земель. Он вел вполне самостоятельную политику, воевал и торговал с рядом соседних стран. Однако, после смерти Гудеа созданное им царство начало приходить в упадок, и Лагаш утратил значительную долю своей мощи.

                Но именно в Лагаше началось всеобщее восстание против захватчиков-кутиев, окончившееся полным разгромом и изгнанием их с территории Месопотамии. Новые правители Шумера перенесли центр государства из Лагаша в Ур, основав “Царство Шумера и Аккада”. Этот период династического правления в Южной Месопотамии получил название “III династии Ура”. При правителях этой династии окончательно сформировался тот тип государства, который создал Саргон, и который определил развитие государств Вавилонии и Ассирии.

 

III Династия Ура — династия правителей объединенного Южного Междуречья в период с 2112 по 1996 гг. до н.э.

               

Цари Шумеро-Аккадского царства Ур-Намму и Шульги, правившие Месопотамией с конца XXI в. до н.э. по середину XX в. до н.э., создали мощную государственную машину, управлявшуюся несметной армией чиновников всех рангов. Благодаря сильному управлению из центра государства шумеро-аккадское государство в этот период пережило свой последний взлет. Были вновь отремонтированы ирригационные каналы, сильно разрушенные за время властвования захватчиков-кутиев. Экономика начала возрождаться, но сама страна уже сильно изменилась.

 

Ур-Намму — правитель Шумера и Аккада в 2112 — 2094 гг. до н.э.

Шульги — правил в 2093 — 2046 гг. до н.э.

               

Главная перемена касалась языка. Еще при Саргоне получил широкое распространение один из ныне вымерших языков семитской группы, который в современной науке так и называется аккадским. Под влиянием шумерского языка аккадский получил письменность, оформленную, как и у шумеров, клинописными знаками. Шумерский язык стал языком официальных документов и храмовых церемоний. Разговорным языком стал почти повсевместно аккадский. Появились новые боги, новые верования, новые обряды. Понемногу изменялась вся культура страны.

 

Аккадский язык — древнейший известный науке семитский язык.

               

Изменился и жизненный уклад жителей Месопотамии. Городская семья превратилась в клан, владеющий земельными угодьями и имуществом. Внутри клана дети могли обзаводиться собственными семьями, но все имущество оставалось общим, и без согласия главы семейства никто не мог продать свой надел. Несколько таких крупных семей становились серьезной внутригородской силой, с мнением которой считались порой             и наместники, и цари. После правления династии Саргонидов советы старейшин понемногу приобрели давно утерянное влияние в городе.

                Коротко говоря, хозяйство в городах понемногу укрупнялось, мелкие земельные наделы сливались в один. То же происходило и с землями, принадлежавшими храмам. Так что, правители III династии просто довели до конца уже начавшиеся процессы в жизни государства.

                При них все без исключения земли, принадлежавшие храмам и государству, слились в единое хозяйство, управлявшееся царем и его чиновниками. Горожан царь попросту закабалил. Отныне они обязаны были работать от зари до зари, не имея ни одного свободного дня. И мужчин, и женщин объединяли в группы, которые трудились на царя, получая лишь скудный паек. Группу работников по указу царского писца могли в любой день отправить в другой город, где была нужна рабочая сила, при этом чиновники не смотрели на то, что отправляют, например, мастеров-кузнецов на подсобные работы на строительстве.

                Дети отныне вовсе не получали пайка — их должны были кормить матери. В эти годы погибало — от голода и тяжелейшего труда — очень много людей. Вся продукция ремесленников и собранные урожаи отправлялись в царские закрома. Землю даже для высших чиновников и воинов царь выделял с большой неохотой.

                Учет продуктов, урожаев и прочего добра, поступавшего в царские кладовые и выдававшегося из них, при царях III династии Ура приобрел поистине чудовищный размах. Писцы-надсмотрщики контролировали каждого работника и даже друг друга. В дворцовых амбарах накапливались огромные запасы добра.

                Но торговля с другими странами уже увядала — купцам-тамкарам приходилось отдавать в казну слишком большую долю прибыли. Торговля же внутри страны и вовсе была запрещена. Свидетельство тому — ни одной таблички-договора о купле-продаже земли среди археологических находок времен III династии Ура. В прежние времена таких сделок заключалось очень много, теперь же практически вся земля стала собственностью царя.

                Разоренным свободным земледельцам и ремесленникам отныне оставалось два пути — либо продаваться в кабалу, из которой уже не было пути назад, либо идти на государственную службу, становиться чиновниками, надзирателями, писцами.

                Несмотря на страшную жестокость правителей и нищету простого народа, Шумеро-Аккадское царство было очень устойчивым и сильным государством. Все в нем было систематизировано, приведено в порядок. Окончательно сложился пантеон, главным богом в котором считался Энлиль. Царям воздавались божественные почести, был создан даже так называемый “Царский список” — документ, в котором перечислялись все правители Шумера с древнейших времен, причем их родословная возводилась к богам.

 

Энлиль — один из старших богов шумерского пантеона, бог человеческих судеб, творец всех людей.

 

                Более ста лет просуществовала эта деспотия, имевшая уже мало что общего с шумерскими городами-государствами прежних времен, но сильная и победоносная. Так что мало кто в Шумеро-Аккадском царстве ожидал того стремительного и внезапного падения, которое произошло в конце ХХ в. до н.э.

                Когда племена кочевников-скотоводов начали угрожать Нижней Месопотамии, исконным шумерским территориям, против них была воздвигнута громадная оборонительная стена. Однако кочевники просто обошли ее по краю и начали нападать поочередно на все месопотамские города, попадавшиеся им на пути.

                Огромные стада, которые гнали с собой кочевые племена амореев, окружали плодородные поля вокруг города, полностью блокируя его. Под угрозой голода городскому правителю ничего не оставалось, кроме как сдаться.

 

Амореи (амориты) — древнесемитские племена, пришедшие в Месопотамию из Аравии.

               

Царь в это время покинул страну, а когда вернулся, могучая держава уже рассыпалась на глазах. Значительная часть городов оказалась захвачена, многие правители объявили о своей независимости, поскольку помощи от царя им было не дождаться. Большая часть государственных работников, фактических рабов, разбежалась, присоединяясь к кочевникам, грабящим страну. В короткое время все было кончено. Ибби-Суэна, последнего правителя III династии, захватили в плен, а Шумеро-Аккадское царство бесповоротно распалось на несколько более мелких государств. Месопотамия вновь превратилась в страну множества городов, но города эти уже не были столь же сильны и богаты, как прежде.

                Захватчики-амореи не заботились о том, чтобы поддерживать в порядке систему каналов, дававших жизнь месопотамским полям, и вскоре громадные земли высохли и не годились даже под пастбища для неприхотливых овец. Землю стали отдавать частным хозяевам, и именно благодаря им в Двуречье продолжалась хозяйственная жизнь и земледелие, пусть и без прежнего размаха. Вновь понемногу оживала торговля, но все это было не то, что прежде. Цивилизации Шумера приходил конец.

                Но столь развитая культура все же не могла умереть окончательно. Пусть в новом виде, но месопотамские государства еще могли обрести новое дыхание. Однако прошло довольно много времени, прежде чем Месопотамия вновь стала играть важную роль в жизни древнего мира. И эта роль была связана прежде всего с Вавилоном — городом, возникшим довольно поздно по сравнению с древнейшими шумерскими городами, но оставшимся в памяти людей на долгие века, в течение которых были забыты и сами шумеры, и их язык, и их цивилизация.

 

Литература:

Зайцев А., Лаптева В., Порьяз А. Мировая культура: Шумерское царство. Вавилон и Ассирия. Древний Египет. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. — с.: ил. — (Мировая культура).

Категория: МЕСОПОТАМИЯ в ІІ тыс. до н.э. | Добавил: konan (23.11.2008)
Просмотров: 1894 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]