Революционер на троне. Эхнатон

Революционер на троне

 

                Фараон Аменхотеп IV, больше известный под именем Эхнатона,  сыграл в истории Древнего Египта совершенно особенную роль. Его правление ознаменовалось рядом реформ, серьезно затронувших самые основы государственного устройства Египта.

 

Аменхотеп IV (Эхнатон) — фараон-солнцепоклонник, правил в Египте в 1419 — 1402 гг. до н.э.

 

                Аменхотеп IV, последний из правителей XVIII династии, начал править страной еще при жизни отца, выступая в качестве соправителя. На его формирование как правителя оказала немалое влияние мать, царица по имени Тии. Отец Аменхотепа IV, Аменхотеп  III, женился на ней, дочери никому не известного провинциального храмового чиновника, вызвав тем самым недовольство верховного жречества Фив. Не приходится сомневаться, что открытая неприязнь храмовой аристократии к царице, женщине умной и властной, послужила одной из причин ответной неприязни к фиванскому жречеству со стороны ее сына.

                Вступив на престол в первой четверти XIV в. до н.э. (около 1400 г. до н.э.), молодой фараон повел решительную борьбу против высшего жречества Египта. Верховные жрецы главных храмов страны за годы правления фараонов XVIII династии стали едва ли не богатейшими людьми Египта. Столичные храмы буквально ломились от золота и ценных даров, которыми их осыпали правители, возвращаясь из очередного победоносного похода. При всем этом и фараоны брали с храмов значительные подати, что не могло понравиться первосвященникам, и те непрестанно давили на царей, добиваясь снижения поборов. Все это привело к тому, что к моменту воцарения Аменхотепа IV высшие жрецы храма Амона в Фивах, столице Египта, стали наиболее влиятельной политической силой, оказывавшей серьезное давление на царей и находившейся в постоянном противоборстве с ними. Сам же культ Амона фактически оттеснил на задний план все другие культы, что не могло не вызывать раздражения в среде провинциального жречества и в особенности низших слоев духовенства.

 

Амон — бог солнца, главное египетское божество в эпоху Нового царства.

 

                Только что ставшего правителем Аменхотепа IV окружали люди из числа новой египетской знати — выходцы из низшего и среднего класса, добившиеся собственными талантами высокого места в системе государственного управления. Они называли себя немху — “бедняками”, и вели решительную борьбу со старой знатью, прежде всего опять же со жречеством, наиболее консервативным слоем элиты страны.

 

Немху — новодинастическая ненаследная знать.

 

                На эти силы Аменхотеп и опирался, начиная свою реформу, целью которой было укрепление царского единовластия в стране. Начал он с реформы религиозной.

                Фараон, по укоренившейся в Египте традиции, был не только верховным светским правителем, но и первосвященником, высшей фигурой религиозного культа в стране. С того момента, как Фивы окончательно утвердились в качестве столицы Кеми, фиванский культ бога Солнца Амона приобрел статус фактически государственной религии. Все фараоны, восходя на престол, автоматически объявляли себя первосвященниками Амона. Аменхотеп же сломал эту традицию.

                Сперва он вернулся к древнейшему символу царской власти — богу Гору, также божеству Солнца, но изображавшемуся в виде сокола. Затем фараон повел по всей стране работы по постройке храмов и обелисков в честь этого божества, чем вызвал недовольство со стороны верховного жречества Фив. Это стало последней каплей. Аменхотеп не просто порвал всякие отношения с фиванским жречеством. Он покусился на самих богов.

                Повелением Аменхотепа культ Амона, наравне с почитанием всех прочих богов, был запрещен. Слово “боги” исчезло из всех документов, священных текстов и школьных учебников. С монументов и стен храмов безжалостно стирали имена и изображения древних богов Египта. Над страной взошло солнце единой веры и единобожия, и имя этому солнцу было Атон.

 

Атон (по-египетски, вероятно, Итен или Иати) — в отличие от Амона, не божество солнца, а само Солнце как бог.

 

                Атон — бог солнечного диска, не почитавшийся в Египте так, как почитались различные олицетворения бога Солнца. Теперь же, повелением Аменхотепа, само светило стало божеством. В стремлении стереть следы прежних культов, в особенности культа Амона, фараон дошел до того, что изменил собственное имя. На шестом году царствования он стал зваться Эхнатоном — “Угодным Атону”, именем, под которым вошел в историю.

 

Эхнатон — греческое прочтение имени фараона. По-египетски оно, вероятно, читалось как “Их-не-Итен”.

 

                Отвергнув древних богов, Эхнатон продолжал свои реформы. Он перенес столицу из Фив в основанный им город Ахетатон, в трехстах километрах к северу от Фив.

                Ахетатон очень быстро превратился в наиболее пышный город царства. Многочисленные дворцы и храмы, хозяйственные постройки, мастерские, разместившиеся при дворце, правильная планировка и упорядоченная застройка жилых кварталов — таким восстановили Ахетатон археологи много веков спустя. Эхнатон сделал столицу нового царства и столицей нового культа, насаждавшегося по всей стране и в покоренных областях.

                По всему Египту возводились святилища Атона, вытеснившие все прочие храмы. Особенно фараон-реформатор усердствовал в верхнеегипетских городах, где ненавистный ему культ Амона был традиционно весьма силен. Несколько святилищ нового единого бога Египта было построено даже в Нубии.

                Религиозная реформа Эхнатона была тактически очень продуманной. Культ Солнца, учрежденный им, был до конца логически выстроен, все ритуалы разработаны и утверждены самим правителем. Единобожие, призванное сменить архаичные и весьма запутанные культы древних богов Египта, вполне могло бы стать новым объединяющим началом для страны и привести к новому усилению Египта. Проблема была в избранном для возвеличивания  божестве.

[Илл. — Эхнатон и Нефертити совершают вместе с царевной жертвоприношение солнечному диску – Атону (Энц., стр. 764 илл. 3)]

                Культ Атона никогда не был особо развит в Египте. По большому счету, видимо, солнцепоклонничество Эхнатона разделяла лишь его служилая знать — немху, да и то вряд ли все сановники. Почитание Амона имело куда более глубокие корни в душах египтян, в особенности простого люда. Именно Амон почитался защитником всех слабых и обиженных, именно он был верховным богом в представлениях практически всего египетского общества. Так что, судя по всему, религиозная реформа Эхнатона была, помимо личных счетов правителя с верховным фиванским жречеством, лишь возможностью для его сторонников из новой знати упрочить свое положение. Добившись же своей цели, они, судя по всему, с легкостью примирились с недавними противниками — старой родовой аристократией, и противоречия сошли на нет.

                Но и сил одного фараона оказалось достаточно для того, чтобы поддерживать культ Атона в стране. Фанатизм Эхнатона не знал пределов. За семнадцать лет его правления культы всех остальных богов впали в полное запустение, будучи запрещены официально. Однако Эхнатон был не вечен. Слабый здоровьем (насколько можно судить по сохранившимся скульптурным изображениям) фараон, несомненно, дальновидный и решительный политик, держал в своей полной власти Египет до самой смерти. У него не осталось сыновей, и после смерти Эхнатона на престол взошел его зять Семнехкар.

                Новый фараон, также солнцепоклонник, однако, уже не мог или не желал проводить жесткую линию предшественника. За три года своего правления он смягчил культ, отказавшись от категорического единобожия, а под конец вернул страну к прежнему многобожию. После Семнехкара  престол Египта занял другой зять Эхнатона — десятилетний Тутанхамон.

 

Тутанхамон — фараон с 1400 по 1392 г. до н.э.

 

                Воцарение Тутанхамона ознаменовалось решительным возвратом к культу Амона как верховного божества, восстановлением храмов и постройкой новых святилищ. Двор фараона вернулся в Фивы, а Ахетатон полностью обезлюдел.

                Ярость, с которой покойный Эхнатон обрушился на древних богов, сторицей вернулась к самому покойному правителю. Святилища Атона в столице Эхнатона были разрушены, царский дворец стерт с лица земли. С той же безжалостностью, с какой Эхнатон уничтожал имена и статуи древних богов, уничтожались его собственные скульптуры и изображения. Имя фараона стирали из всех летописей. Так что величайшим чудом можно считать сделанную в наше время находку — портрет жены Эхнатона, Нефертити. Эта скульптурная головка, раскрашенная и инкрустированная драгоценными камнями, признанная эталоном женской красоты, сохранилась в развалинах одной из дворцовых мастерских, вероятно лишь потому, что была еще не доделана, как и скульптурный портрет ее супруга. Эти две каменные скульптуры — едва ли не единственные, по которым мы можем судить о внешности царя-революционера, решившего перевернуть не только весь пантеон, но и все государственное устройство Египта.

                Скульптурный портрет Нефертити в большинстве публикаций изображен в профиль. Несомненно, это дает прекрасную возможность оценить по достоинству изящество линий и благородство черт царицы Египта. Но есть и другая причина — скульптура была не завершена мастерами, и с одной стороны не хватает инкрустированного эмалью и драгоценными камнями глаза. Именно поэтому так редки изображения головки Нефертити анфас.

                Но точно так же, как Эхнатон не сумел полностью изничтожить прежних богов, его противники не смогли полностью вымарать имя этого фараона из истории страны. Кое-где сохранились его рельефные изображения, уцелела даже статуя Эхнатона в полный рост, стоящая ныне в Каирском музее в Египте. Статуя совершенно не похожа на традиционные скульптурные изображения царей. Вместо воплощенной физической мощи и совершенства — худой, узкоплечий человек с тонкими руками и женственным тазом. Очевидно, Эхнатон пал невольной жертвой близкородственных браков его предков, и линия Аменхотепов в нем уже сходила на нет.

                При всем том он был, видимо, чрезвычайно одаренным и умным человеком — его лицо на той же каирской статуе не несет никаких признаков деградации. Это тонкие черты одухотворенного и мыслящего человека. Та решительность, с какой Эхнатон взялся за свою реформу, и упорство, с каким он проводил ее, говорят в данном случае сами за себя.

                И все же в конце концов Эхнатон проиграл. Некоторые источники позволяют сделать предположение о том, что он был либо свергнут с трона, либо отравлен. Имя его немедля было проклято всеми жрецами, а Ахетатон объявлен обиталищем демонов. Фараоны последующих династий регулярно брали из развалин Ахетатона камень для своих построек, мало что оставив для изучения потомков-археологов.

                В противовес Эхнатону, Тутанхамон, реставратор старой веры, был всячески превозносим египетским жречеством. Этот царь вряд ли мог представлять собой самостоятельную политическую фигуру — взойдя на престол в десятилетнем возрасте, он процарствовал всего десять лет, и все эти годы у его трона стоял верховный советник Эйя, родственник Нефертити, супруги Эхнатона. Он и взошел на трон после не оставившего наследников Тутанхамона. Сам Тутанхамон после смерти удостоился невероятно пышного погребения.

                Последовавший затем период политической истории страны был отмечен, наряду с уничтожением памяти об Эхнатоне, продолжением его социальной реформы. Служилая знать и мелкое чиновничество из сословия немху оказались под защитой правителей страны. Оплотом немху стали районы Нижнего Египта, куда в конце жизни фактически перенес столицу Тутанхамон. Фивы с тех пор остались столицей религиозной, а Мемфис, древняя столица Египетского царства, стал основной резиденцией царя и его знати. Роль  выходцев из простонародья при преемниках Тутанхамона значительно возросла, и благодаря этим людям Нижний Египет стал центром политики фараонов XIX-XX династий вплоть до конца Нового царства.

                XX династия правила Египтом почти сто пятьдесят лет, с середины XII в. до н.э. За это время страна, ослабленная многочисленными войнами, понемногу начала терять прежнее величие. Усиливаются обозначившиеся еще после смерти Эхнатона тенденции очередного разделения Египта на Верхний, где власть находилась в руках верховного жречества Амона, и Нижний, подвластный фараону. Центральная власть к концу правления ХХ династии ослабела настолько, что при последнем из Рамессидов, Рамсесе XI, всю полноту государственной власти сосредоточил в своих руках верховный жрец Амона Херихор. Он был и высшим сановником-чати, и — чего до сих пор ни случалось никогда — военачальником. После смерти Рамсеса Херихор объявил себя фараоном. Однако нижнеегипетские области не признали фараона-жреца, и страна раскололась на два самостоятельных государства. Так, в середине XI в. до н.э. завершился самый блистательный период древнеегипетской истории — Новое царство. Египет уже никогда больше не поднимался так высоко, как в эту эпоху.

 

Рамессиды — общее традиционное обозначение фараонов ХХ династии, которые все носили имя Рамсес (с III по XI)

 

 

Литература:

Зайцев А., Лаптева В., Порьяз А. Мировая культура: Шумерское царство. Вавилон и Ассирия. Древний Египет. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. — с.: ил. — (Мировая культура).

Категория: НОВОЕ ЦАРСТВО | Добавил: konan (23.11.2008)
Просмотров: 2176 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]