Материальная и духовная культура Древнего Египта. Письменность и литература (часть 1)

                Становление письменности

                Письменность — вот благодаря чему вопреки времени возродилась память о двух древнейших культурах в истории человечества, шумерской и египетской. Несомненно, были и более древние весьма развитые культуры (примером тому могут служить древние африканские цивилизации), но от них остались лишь памятники материальной культуры, не слишком проясняющие, что представляла из себя данная культура. Египтяне и шумеры, первыми из известных истории народов изобретшие письменность, сохранили память о себе под развалинами городов и под грузом тысячелетий.

                Обе системы письма — и шумерская, и египетская — берут свое начало от рисуночного письма. Однако шумеры довольно быстро перешли на клинопись, предельно упростив символику своих иероглифов, а египтяне довели иероглифику до подлинных высот художественного мастерства.

                Иероглифическое письмо древних египтян содержало около 800 различных знаков. Впрочем, в различные периоды истории Египта некоторые знаки исчезали, появлялись новые, менялось их значение, что, кстати, немало помогает при датировке того или иного исторического документа.

                Изначально иероглифическое письмо было просто знаковым и было тесно связано с предметным миром и повседневной деятельностью человека. Впоследствии этими же знаками стали пользоваться для передачи и более отвлеченных понятий, а еще позднее египтяне перешли на звуковое письмо. При этом слова, не имевшие собственных обозначений, стали передаваться на письме  знаком сходной фонетической формы, что привело к полисемантичности иероглифов.

                В дальнейшем египетское письмо получило частично слоговую форму, в значительной степени утратив связь с изначальным рисуночным письмом. К примеру, значок, обозначавший канал — “мер”, стали писать как соответствующий по звучанию слог многосложного слова.

                С развитием этого письма в египетской письменности возникли первые “буквы” — согласные. Они обозначались значками односложных слов-понятий и соотносились с первой буквой слога. Гласных букв египтяне на письме не обозначали, а для облегчения чтения вводили дополнительные знаки-детерминативы.

                Самым наглядным, хотя и предельно упрощенным, образчиком алфавитного письма древних египтян могут служить изделия их предприимчивых потомков. Едва ли найдется турист-иностранец, который не увез бы из Египта сувенир — кусок папируса, на котором в овальном картуше (некогда отмечавшем в текстах царские имена) изображено несколько картинок-иероглифов, складывающихся в его имя. Каждой букве современных алфавитов соответствует определенный иероглиф, и таблица соответствий продается в той же лавке, где трудится “писец”.

                Не стоит, однако, полагать, что изучив эту “азбуку”, всякий сможет прочесть подлинный древнеегипетский текст — алфавит и фонетический строй языка древних египтян сильно отличались от того, что предлагают на продажу нынешние “дети Нила”.

                Письменность Египетского царства в общих чертах сформировалась уже в раннединастический период. Существовало две основных системы — иероглифическое письмо и иератическая скоропись. Первый вид письменности носил исключительно сакральный характер. Иероглифами украшали стены усыпальниц знати и фараона, ими записывали наиболее важные сведения государственного и исторического характера. Скорописью пользовались в целях более прозаических. Все хозяйственные документы, трактаты и литературные произведения записаны именно иератическим письмом.

                В позднюю эпоху, примерно в VII в. до н.э., иератическое письмо развилось в скоропись — так называемое демотическое письмо.

                Для большей наглядности в описании древнеегипетской системы письма приведем несколько хрестоматийных примеров, иллюстрирующих структуру египетского письменного слова и логику письма.

                Что касается иероглифики — священного письма, то лучшей иллюстрацией может служить таблица Нармера. Изображение сокола, который держит в лапе веревку, протянутую через ноздри лежащего на земле человека с растущими из прямоугольника-тела шестью стеблями тростника, является записью о том, что фараон (его символизирует сокол, это один из древнейших образов царя и бога Гора) захватил в плен шесть тысяч пленников (пленник изображен с максимаольной наглядностью, каждый стебель тростника обозначает число “1000”).

                Иератическое письмо представляет сложность не столько из-за необходимости трактовать рисунки (как это происходит в ранней иероглифике), сколько из-за необходимости для писца выразить в тексте самые разные грамматические понятия, а не одну только семантику слова. Скажем, при записи врачебного рецепта — снадобья, в которое входил корень какого-то растения, писец для обозначения корня (по древнеегипетски “корень” звучит как менит) должен был нарисовать значок слога “мен”, означавший одновременно и саму букву “М”, отметить далее буквы “Н” и “Т”, а затем поместить рядом со словом значок-детерминатив, относящий написанное слово в группу “растительной” лексики.

                Египетская письменность представляет собой определенную сложность при расшифровке еще и потому, что не существовало четкого стандарта оформления текста. Писали либо горизонтальными строчками, читавшимися как слева направо, так и справа налево, либо вертикальными колонками, которые читались только сверху вниз.

                Египетские писцы не брезговали никаким материалом, пригодным для письма. Надписи иероглифическими и иератическими письменами делались на камне, на глине, на пергаменте и на папирусе (это был наиболее распространенный писчий материал).

               

                Из истории дешифровки иероглифов

                Одна из главных дат в истории египтологии — 1799 год. В самом конце XVIII века было совершено — случайно, как и большинство важнейших событий в истории науки — открытие, позволившее научному миру сделать первый шаг к открытию египетской культуры, в течение долгих веков скрытой под песками пустыни и развалинами древних городов.

                В 1799 году Наполеон двинул свое победоносное войско на покорение Египта. В один из дней армия остановилась на ночлег близ деревушки с красивым названием Розетта, одной из множества, разбросанных в дельте Нила. Когда солдаты рыли окопы, лопата одного из них наткнулась на плоский камень, покрытый странными значками.

                Осмотрев камень, французский офицер Бушар быстро установил, что на камне высечен какой-то текст. Поверхность камня была разделена на три части, и надписи в каждой из частей отличались от двух других. Образованные французы сумели прочитать нижнюю из трех надписей, сделанную на греческом языке. Надпись поведала о египетском царе Птолемее, который в начале II века до н.э. взошел на трон и за время царствования щедро облагодетельствовал храмы по всей стране. В благодарность за это жрецы из всего Египта собрались в столице, городе Мемфисе, и постановили отблагодарить правителя — было решено во всех храмах страны установить статуи щедрого правителя, а кроме того, увековечить память об этом событии на памятном камне, где высечь надписи, рассказывающие о щедром царе и о благодарности жречества. Надписи должны были быть сделаны “священными, демотическими и эллинскими буквами”.

                Этот камень и нашел французский солдат две тысячи лет спустя. Как только находка попала во Францию, научный мир охватил ажиотаж, местами переходящий в досаду и панику. В руки историков и лингвистов попал уникальный памятник — из греческого текста ясно следовало, что надписи в двух верхних частях камня соответствовали “эллинской надписи”. Проблема была лишь в том, что “параллельный текст” был написан на языке, о котором не знали ровно ничего — ни его алфавита, ни принципов письма, ни того, как звучал этот язык.

                Было предпринято несколько попыток подобраться к демотическому письму — курсиву, в основе которого лежал некий алфавит. Отчасти эти попытки оказались успешными, но главные загадки оставались нераскрытыми. Иероглифы стойко хранили свою тайну, подобраться к которой никто не осмеливался. Казалось, Древний Египет ни за что не расстанется со своей историей, записанной такими же, как на Розеттском камне, знаками —  на поверхности пирамид, на стенах погребальных камер фараонов, на толстых колоннах египетских храмов.

                Однако, в конце концов нашелся  смельчак, взявшийся за расшифровку иероглифов. Его звали Жан Франсуа Шампольон — имя, известное любому, кто хоть что-то слышал о египетских иероглифах.

                На одном из египетских обелисков, украшенных иероглифами и греческими надписями, присутствовали имена Птолемея и его жены Клеопатры. В иероглифическом тексте царские имена были заключены в особые овалы — картуши, благодаря чему сразу бросались в глаза. Путем сравнения различных памятников письменности, Шампольон доказал, что имена правителей традиционно записывались внутри картушей, и смог установить, какие иероглифы в именах соответствовали тем или иным буквам в именах правителей. С этого началось постепенное, шаг за шагом, разгадывание тайн древнеегипетской письменности, которая по сути своей разительно отличалась от всех древних языков, известных дотоле европейским ученым.

Картуш — овал, отмечавший цасркое имя и магическим образом охранявший его.

                Примечательно, что практически все смельчаки, бравшиеся за расшифровку древнеегипетской письменности, не были профессионалами-лингвистами, что не помешало им вписать немало страниц в историю исследования Египта и открыть миру множество фактов и бытовых подробностей древнеегипетской истории.

                Профессиональные же лингвисты поначалу не только не брались за расшифровку, но и весьма скептически оценивали плоды чужих трудов — страх перед неизвестным у многих из них пересиливал желание рискнуть профессиональной репутацией. А смельчаки-профаны, не скованные догмами науки, тем временем, с помощью одной интуиции, успешно решали загадки, перед которыми пасовали ученые мужи.

                Впрочем, в истории древнеегипетской письменности еще немало нераскрытых тайн. Так, например, ученые обнаружили на территории Древнего Египта разрозненные и нечитаемые памятники непрерывного курсивного письма, относящиеся к додинастическому периоду, то есть до 3500 г. до н.э.  Эта находка позволяет предположить, что письменность зародилась в Египте или была привнесена извне еще до становления системы иероглифического письма. Вероятно, эти разрозненные образчики курсивного письма имеют общий источник с шумерской клинописью. Но данная версия порождает новые вопросы. Был ли дар письменности передан шумерами египтянам? Или, напротив, оба народа получили письменность от народа, исчезнувшего с лица земли в глубочайшей древности? Существует предположение, что шумерская и египетская системы письменности возникли примерно в одно и то же время и примерно в одном месте, но впоследствии разошлись в своем развитии. 

Категория: КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ЕГИПТА | Добавил: konan (23.11.2008)
Просмотров: 2529 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]