Библ и цари Юга и Востока

Как явствует из вавилонских текстов, в конце III тысячелетия до нашей эры в Ливане и соседней Сирии появляется множество поселений городского типа. Города были визитными карточками этой благословенной земли, о которой говорили, что на ее главе покоится зима, на ее плечах – весна, на ее лоне – осень, а у ее ног – лето.

Впрочем, археологические находки, относящиеся к раннему бронзовому веку в Ливане и Сирии, довольно скудны. Ученые раскопали лишь отдельные поселения того времени, отстоящие далеко друг от друга. Восстановить же полную хронологию развития этого региона в III тысячелетии до нашей эры пока не представляется возможным. Вполне вероятно, что нас ожидают не менее крупные открытия, чем находка в середине 1970‑х годов в Сирии, в руинах царского дворца города Эблы, библиотеки, содержавшей более пятнадцати тысяч клинописных табличек. Пока же трудно воссоздать даже характер культурных связей между отдельными городскими центрами Ливана в ту эпоху.

Наиболее крупными городами того времени в Восточном Средиземноморье были Эбла в Северной Сирии, а также Угарит и Библ, лежавшие на берегу Средиземного моря. Последние уже тогда играли важную роль в морской торговле. Процесс урбанизации в этом регионе не везде протекал одинаково. Процветали города и территории, лежавшие вдоль торговых путей, что связывали Месопотамию и Средиземноморье, Малую Азию и Египет.

Так, в бронзовом веке Библ стал важным перевалочным пунктом в торговле с Месопотамией, Египтом и Критом. Известно, что жители шумерского Ура поддерживали торговые отношения с жителями Библа.

Именно здесь и в других финикийских городах было удобнее всего перегружать на корабли товары, доставленные из глубинных районов Сирии и Месопотамии. Отсюда египетские корабли везли их дальше – на родину, в Малую Азию и, может быть, на острова Эгейского моря. Даже эти корабли назывались «библскими» – очевидно потому, что их главной целью был Библ. Это был особый вид кораблей, способных перевозить такие тяжелые грузы, как строительный лес.

В Египте морская торговля с Ливаном, очевидно, была царской монополией. Известия о плаваниях египтян к Левантийскому побережью относятся, прежде всего, к эпохе правления IV – VI династий. Торговля была оживленной: из Египта в Библ привозили папирус, каменные и керамические сосуды, благовония, ювелирные изделия. По обратному маршруту отправляли лес, смолу, оливковое масло, металлы, лазурит, кувшины и амфоры, а также, возможно, рабов. Египет ведь был очень беден природными ресурсами – не только древесиной, но и металлами. Потребность в них можно было удовлетворить лишь за счет торговли со своими соседями.

При раскопках Библа найдены предметы, свидетельствующие о присутствии здесь египтян в эпоху Раннего царства. Так, обнаружена каменная ваза с надписью, сделанной иероглифами. В ней упомянут фараон II династии Хасехемуи, правивший в ХХIХ веке до нашей эры. Встречаются алебастровые вазы, относящиеся к эпохе Древнего царства. Найден также египетский каменный жертвенник того времени. В долине реки Ибрахим обнаружен топор, который обронил какой‑то египетский лесоруб, работавший здесь во времена фараона Хуфу (Хеопса).

Торговые контакты способствовали становлению раннеклассового общества: правители сирийских и ливанских городов накапливали в своих руках немалые богатства и могли приобретать самые роскошные и дорогие товары. При раскопках Библа найдено немало произведений искусства и бытовых предметов, напоминающих – по качеству исполнения и выбору тем – предметы египетской материальной культуры.

По словам некоторых историков, страна фараонов стала «кормилицей финикийской культуры». На протяжении тысячи с лишним лет египетский фараон оставался высшей инстанцией для всех ближневосточных городов, несмотря на сложные отношения, складывавшиеся порой между ними.

«Египтяне, – как писал П. Монте, – сражались с азиатами всюду, где бы ни встретились, – на Синае, в Палестине, в Кармеле и Верхней Ретену, – но было одно‑единственное место, где их всегда хорошо встречали. Это – Библ». Властитель Библа гордился титулом египетского «князя» и своей египетской культурой. Однако колонией Египта в точном смысле этого слова Библ никогда не был.

Библ лежал в сфере интересов сразу двух великих цивилизаций своего времени. В ХХIV веке до нашей эры Саргон I, основатель Аккадской империи в Месопотамии, совершил ряд успешных походов, покорив почти всю Переднюю Азию. Он горделиво объявил себя «царем страны, которому Энлиль (шумерский верховный бог. – А.В. ) не давал врага от Верхнего моря (Средиземное море) до Нижнего моря (Персидский залив)». В надписи на одной из статуй он именуе т себя царем «Верхней страны», то есть царем «Мари, Ярмути и Ибла, вплоть до Кедрового леса и Серебряных гор». Мари – это город в долине Среднего Евфрата, Серебряные горы – это Тавр, а Кедровый лес – Ливан. Государство Саргона вышло далеко за пределы Вавилонии и захватило на севере – Анатолию, а на западе – Сирию и Ливан.

С этого времени, как отмечает немецкий историк Карл‑Хайнц Бернхардт, «почти каждый из царей Месопотамии, стремясь к славе, предпринимал поход к Верхнему морю». Конечно, подобные походы не могли повторяться ежегодно, но в этом и не было надобности: даже покинув Ливан, царь неизменно присутствовал здесь в образе стел, которые воздвигал в покоренных областях. Ведь, по тогдашним представлениям, «изображение человека и начертание его имени отождествлялись с самим человеком».

Обширное государство Саргона скреплялось лишь его властью и волей. С его смертью, сетовал его сын, «все страны, которые оставил мне отец мой, Саргон, восстали против меня, и ни одна не осталась мне верной». Впрочем, страна Кедрового леса, по мнению другого немецкого историка Хорста Кленгеля, отпала от державы Саргона сразу после того, как оттуда ушли аккадские войска. В любом случае поход Саргона Великого никак не сказался на торговле Ливана с Египтом. Беда пришла с другой стороны. Богатство Библа не давало покоя многим завистникам.

После 2300 года до нашей эры разразилась катастрофа. Именно в это время был разрушен или сожжен храм Баалат. Виновников беды нетрудно угадать. В 2300 – 2100 годах Палестину и Ливан завоевали ханаанеи – орды кочевников (западных семитов), пришедших с Синайского полуострова. Огнем и мечом они прошлись по захваченным землям. Библ пал, как тысячу лет спустя под ударами израильтян, возглавляемых Иисусом Навином, пал Иерихон.

На пепелищах сожженных городов появляется совершенно новая керамика, а также изображения людей с особыми украшениями – торквесами, шейными кольцами с несомкнутыми концами (в римскую эпоху такие украшения были популярны у кельтов). Очевидно, что эту местность завоевали и заселили представители другого этноса. Мы так и не знаем пока, что за народ населял землю Финикии в III тысячелетии, до ханаанейского завоевания (по предположению ряда историков, семиты стали селиться в Библе после 3000 года).

Захватили же Библ полукочевые племена, населявшие степи и полупустыни Сирии и Аравии и находившиеся тогда на стадии распада родового общества. Их вторжение, вызванное изменениями климата и начавшимися засухами, разительно изменило политическую карту Передней Азии и оказало немалое влияние на местные культурные традиции, хотя последние частично сохранились. С этого времени цари Библа носят западносемитские имена.

Справедливости ради отметим, что, по мнению некоторых историков, города Ливана были разрушены армией одной из крупных держав того времени, которая воспользовалась неразберихой, возникшей после переселения в страну ханаанейских племен. Так, Хорст Кленгель пишет: «Вероятнее всего, в этом следует подозревать царей III династии Ура, при которых Месопотамия после столетнего господства гутеев вновь пережила расцвет (около 2112 – 2004 гг. до н.э.)».

Известно, что еще при гутейских царях правитель города Ла‑гаш в Южной Месопотамии Гудеа (2143 – 2124 гг. до н.э.), собираясь строить храм, направляет в Ливанские горы экспедицию за лесом, который было не сыскать в его стране. Много дней этот караван двигался вдоль Евфрата по старинному торговому пути и, в конце концов, доставил лес из далекой страны. Может быть, тем же путем цари Ура посылали в Сирию и Ливан свои войска, но мы не располагаем текстами, которые подтверждали бы эту догадку. Впрочем, в одном из посланий, написанных при царе Амарсине (2046 – 2038 гг. до н.э.), правитель Библа Ибдати именуется шумерским титулом «энси» – князь. Возможно, Ибдати стал вассалом царя Ура?

Для малых государств Передней Азии подобные отношения с крупной державой были весьма выгодны. С одной стороны, их правители сразу же оказывались под защитой могучего царя. С другой стороны, до царя было далеко, и он не вмешивался по каждому поводу во внутренние дела государства. Даже при известной потере суверенитета с таким положением можно было смириться.

Как бы то ни было, город выгорел, а торговля между ним и Египтом на какое‑то время прекратилась. При раскопках в Ливане не обнаружено предметов египетского происхождения в период с 2270 по 1970 год до нашей эры – между правлением фараонов Пиопи II и Сенусерта. В египетских «Речях Ипувера» сказано об этом времени: «Не едут (больше) люди на север в Библ сегодня. Что нам делать для получения кедров нашим мумиям, (ведь) в саркофагах из них погребались «чистые» и бывали забальзамированы маслом их вельможи… Они не привозятся больше» (пер. Б.А. Тураева).

Катастрофу переживает и сам Египет. Распалось Древнее царство. Крепости на северо‑востоке Дельты, защищавшие страну от азиатов, стояли в небрежении. Все чаще в Дельту проникали летом кочевые азиатские племена, пригоняя сюда для выпаса свои стада. Но что могут поведать ученым эти безмолвные кочевники? Безмолвные?

Очень любопытно открытие, сделанное М. Дюнаном в 1929 году. Он обнаружил фрагмент каменной стелы с неизвестными науке письменными знаками. Впоследствии было найдено еще несколько подобных надписей, выполненных на камне или бронзе: например, на бронзовых табличках, лопатках для умащений, обломках каменных табличек и основании статуэтки. Эти надписи были оставлены в самом конце III тысячелетия до нашей эры.

Это так называемое «протобиблское» (или «псевдоиероглифическое библское») письмо до сих пор не удалось удовлетворительным образом прочитать. Все попытки дешифровать его не принесли успеха. Французский ученый Э. Дорм и его немецкий коллега А. Йирку пытались расшифровать протобиблское письмо «интуитивным» методом, но, хотя отдельные их догадки заслужили одобрение коллег, предложенные варианты чтения в целом не поддаются строгой проверке и потому считаются неудачными. Выражалось даже сомнение в том, что это письмо является семитским (ханаанейским).

Известно только, что речь идет о силлабической (слоговой) письменности, содержавшей от 126 до 150 символов. Некоторые из этих знаков изображают животных, растения, дома, орудия, предметы культа и геометрические фигуры. Любопытно, что большинство этих символов не имеют прототипов ни в одной более древней письменности мира. В любом случае протобиблский шрифт является самым ранним образцом письма, обнаруженным в сиро‑палестинском регионе.

Это письмо было гораздо проще аккадского или египетского письма. По замечанию Н.Я. Мерперта, подобный шрифт возник под воздействием египетской иероглифики, хотя силлабический его характер связан с аккадской клинописью. Его можно было выучить всего за несколько недель, тогда как египетские или аккадские писцы учились грамоте несколько лет. Недостатком этого письма было отсутствие знаков, разделявших слова. Это очень затрудняло чтение. Впоследствии некоторые знаки протобиблс‑кого письма легли в основу финикийского алфавита. Кто знает, могут ли рассказать они о том, как на Финикию вновь легла тень Египта?

 

Источник:

А.Волков. Загадки Финикии. Вече; 2004 ISBN 5‑9533‑0271‑1

Категория: СИРИЯ, ФИНИКИЯ, ПАЛЕСТИНА | Добавил: konan (17.01.2009)
Просмотров: 808 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]