Законы XII таблиц – памятник рабовладельческого права. Часть 2.
Свое название Законы XII таблиц получили от того,  что были начертаны на 12 деревян­ных  досках-таблицах,  выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима, его политическом центре-Форуме.
Отличительной чертой названных законов был строгий формализм: малейшее упущение в форме судоговорения влекло за собой проигрыш дела. Упущение это принималось за "перст божий".
Законы таблиц регулировали сферу семейных и наследственных  от­ношений,  содержали нормы, относящиеся к займовым операциям, к уголов­ным преступлениям,  но вовсе не касались государственного права. Начи­ная с IV-III вв.  до н.  э. законы Таблиц стали корректироваться новым источником права - преторскими эдиктами, отражавшими новые экономические отношения,  порожденные  переходом  от  древних  архаических форм куп­ли-продажи,  ссуды и займа к более сложным правоотношениям,  вызванным ростом товарного производства,  товарообмена,  банковских операций и др.
Важной чертой римского права собственности было под подразделе­ние  вещей  на два типа – res mancipi и res nec mancipi.  К первому типу относилась земля (поначалу около Рима,  а затем вся земля в Италии во­обще),  рабочий скот, рабы, здания и сооружения, т.е. объекты традиционно общинной собственности. Ко второму типу отно­сились все прочие вещи, обладание которыми могло быть индивидуализировано.
Для отчуждения вещей первой категории-продажи,  мены, дарения и пр. - требовалось соблюдение формальностей,  носивших название манципа­ции. Слово это произошло от "manus" - рука и заключает в себе образное представление о переходе собственности при наложении руки на  приобре­тенную вещь.  Наложив руку,  следовало еще сказать:  "я утверждаю, что эта вещь принадлежит мне по праву квиритов..." (то есть потомков  обо­жествленного Ромула-Квирина).  Манципация сообщала приобретателю неос­поримое право собственности на вещь.  Уплаты денег без манципации было еще недостаточно, как видим, для возникновения права собственности.
Следует еще сказать, что передача манципируемой вещи происходи­ла в торжественной форме, в присутствии 5 свидетелей и весодержателя с весами и медью. Последнее указывает на то, что обряд манципации возник до  появления  чеканной монеты-асса,  но медь в определенном сторонами весе уже фигурировала в качестве общего эквивалента.  Формальности  же служили запоминанию сделки, если когда-нибудь, в будущем времени, воз­никнет связанный с ней спор о собственности.
Все другие вещи, даже и драгоценные, переходили с помощью прос­той традиции,  то есть бесформальной передачи на условиях, установлен­ных договором купли-продажи, мены, дарения и пр.
Старый раб,  как и старая лошадь,  требовали - при переходе  из рук в руки - манципации. Драгоценная ваза - традиции. Первые две вещи отно­сились к разряду орудий и средств производства;  по своему происхожде­нию  они тяготеют к верховной коллективной собственности римской общи­ны, тогда как ваза, украшение, как и всякая другая обиходная вещь были как изначально,  так и в последующем времени предметами индивидуальной собственности. И в этом все дело!
Уже в древнейший период складывается порядок, в соответствии с которым, право собственности на вещь могло возникнуть вследствие длительного владения вещью. (VI,3: Давность владения в отношении земельного участка (устанавливалась) в два года, в отношении всех других вещей – в один год).
Особым видом вещного права, зафиксированным в Законах XII таблиц являются сервитуты, нормы права, ограничивающие права собственников на принадлежащее им имущество а также наделяющее субъекта рядом прав на имущество ему не принадлежащее.
В Законах XII таблиц собственнику прямо предписывалось:
·        Оставлять незастроенное место вокруг здания (VII.1.);
·        Отступать от границ участка на определенное расстояние (VII.2.);
·        Обрезать деревья на высоте 15 футов, дабы не причинять вред соседнему участку (VII. 9а);
Помимо этого предоставлялось право прохода по чужой земле «Пусть (собственники придорожных участков) огораживают дорогу, если они не мостят её камнем, пусть едет на вьючном животном, где пожелает». Собственники участков имели право при определенных обстоятельствах пользоваться продуктами приносимыми чужой собственностью: «VII.9б. Законом  XII таблиц разрешалось собирать желуди, падающие с соседнего участка», а также обращаться с иском к владельцу собственности, наносящей ущерб  «VII.10. Если дерево с соседнего участка склонилось ветром на твой участок, ты на основании Закона XII таблиц можешь предъявить иск об уборке его».
В условиях неразвитости товарно-денежных отношений (появление собственно монет в Древнем Риме относят к середине V в. до н.э.) такая форма фиксации обязательств как договор (контракт) использовалась крайне редко и отличалась ярко выраженным формализмом. При одностороннем характере древнейших договоров (право требования принадлежало только одной стороне, а обязательства возлагались на другую сторону) именно внешняя формальная сторона определяла характер контракта.
Наиболее ярко раннерабовладельческое право отражалось в договорах самозаклада (nexum), при этом Законы XII таблиц не разделяют сделки самозаклада и отчуждения вещи, регулируя и те и другие общей статьей Законов «VI.1. Если кто заключает сделку самозаклада или отчуждения вещи (в присутствии 5 свидетелей и весовщика), то пусть слова, которые произносятся при этом, почитаются ненарушимыми.». В этой же форме осуществлялись и договоры займа, регулированию которых Законы уделяют особое внимание. Должник после признания за собой долга или после принятия против него судебного решения получал тридцать льготных дней (III.1.). Если же в течение этого льготного срока задолженность не погашалась, кредитор получал право «наложить руку» на должника, т.е. доставить его к месту судопроизводства (III.2.). Законы XII таблиц строго регламентируют процедуру принуждения должника к исполнению обязательств, не допуская самоуправства кредитора и однозначно требуя судебного решения для ограничения прав должника. И хотя наказание для несостоятельного должника могло быть очень жестоким, от продажи в рабство  и смертной казни (III.5.) до пропорционального расчленения сообразно претензиям кредиторов (III.6.), Законы регламентировали движение ссудного капитала, ограничивая размеры взимаемых процентов (VIII. 18а), наказывая ростовщичество крупным штрафом (VIII. 18б). Только в 326 году до н. э. законом Петелия договор займа  был реформирован, и долговое рабство отменено. С этого времени должник отвечал перед кредитором в пределах своего имущества.
Законы XII таблиц определяют ряд обязательств, которые возникают вследствие причинения вреда, и рассматривают их не как правонарушение, а как посягательство на права частного лица (частные деликты), которое ставило обидчика в положение должника пострадавшего.
К категории таковых частных правонарушений относились личная обида, которая наказывалась штрафом в 25 ассов (VIII. 4.). Особо жестоко наказывалась клевета или позорящие слова  (смертная казнь) (VIII.1a; VIII. 1б). Обязательство в виде штрафов или возмещения причиненного ущерба полагалось в случае порубки чужих деревьев, неосторожного уничтожения чужого имущества, хранение краденых вещей, ростовщичество, предъявление суду поддельных вещей, потрава или кража урожая в ночное время (для несовершеннолетних).
При этом наряду со штрафами сохраняется древнейший принцип талиона («VIII.2. Кто причинит членовредительство и не помирится  с (потерпевшим), то пусть и ему самому будет причинено то же самое»).
Законам XII таблиц известны и публичные деликты, относящиеся прежде всего к посягательствам на государство. «IX.5. Закон XII таблиц повелевает предавать смертной казни того, кто подстрекает врага (римского народа к нападению на Римское государство), или того, кто предает врагу римского гражданина»
Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.
О семейном  праве  древнего Рима может быть сказано ранее всего то,  что римская семья, как ее рисуют Таблицы, была семьей строго пат­риархальной,  то есть находящейся под неограниченной властью домовладыки, каким мог быть дед или отец. Такое родство называлось агнатическим, отчего все "подвластные" домовладыке были друг другу агнатами.
Когнатическое родство  возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи.  Так,  дочь домовладыки, вышедшая замуж,  подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и станови­лась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи.
Когнатом становился и выделившийся из семьи сын    разрешения отца).
Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью, становился по отношению к ней агнатом - со всеми связанными с тем правами,  в  том числе и на законную часть наследства.
Агнатическое родство  имело несомненное превосходство над родс­твом кровнородственным,  когнатическим, в чем нельзя не видеть реликт, пережиток родовых отношений.
Издревле в  Риме существовали три формы заключения браков:  две древнейших и одна сравнительно новая.  Древнейшие совершались  в  торжественной  обстановке  и отдавали женщину-невесту под власть мужа.  В первом случае (confarreatio) брак совершался в религиозной форме,  в присутствии жрецов, сопровождался поеданием специально изготовленных лепешек и торжественной клятвой жены следовать повсюду за мужем. Вторая форма (coemptio) брака состояла в форме покупки невесты (в манципационной форме).
Но уже Законы XII таблиц знают бесформальную форму  брака - "sine manu" - то  есть  "без власти мужа".  Можно предположить,  что этот брак диктовался нуждой обедневших патрицианских семей в  союзе  с  богатыми плебейскими, но это только предположение. Как бы там ни было, но имен­но в этой форме брака - sine manu - женщина нашла себе значительную  сво­боду, включая свободу развода (которой она не имела в "правильном бра­ке"). С разводом женщина забрала свое собственное имущество, внесенное в общий дом в качестве приданого, как равно и благоприобретенное после вступления в брак.
Развод был доступен мужу при всех формах брака, для жены только в браке sine manu. Для формального развода мужу достаточно было произнести жене «Бери свои вещи и иди прочь» и отнять ключ (IV.3.).
Также Законам XII таблиц известен и институт опеки, которая устанавливалась над женщинами («… вследствие присущего им легкомыслия…», несовершеннолетними, безумными и расточителями (V.7. а.).
В римском праве существовало два способа наследования – наследование по закону и наследование по завещанию.
После смерти домовладыки, имущество семьи переходило ближайшему агнату (V.4.),  а если покойный оставлял завещание,  следовало слепо и  свято придерживаться его буквального текста (V.3.). Вдова покойного во всех случаях получала какую-то часть имущества как для собственного пропитания, так и на содержание малолетних детей, когда они оставались на ее попечении после смерти отца.
Наследники могли, впрочем, не делиться, а вести хозяйство сооб­ща, как это было при отце.
Имущество вольноотпущенника наследовалось патроном и переходило из семьи вольноотпущенника в семью патрона, в случае, если первым не оставлено формального завещания. (V.8а, 8б)
Долги и невозвращенные покойному ссуды распределялись между наследниками пропорционально их долям в наследстве. (V.9а,9б).
Современное понимание уголовного преступления как социально опасного деяние в Законах XII таблиц распространяется только на преступления против Римской республики. Все прочие преступления рассматриваются в качестве деяний, наносящих вред отдельному гражданину Рима. Однако, рассмотрение правонарушений с точки зрения жестокости наказания и современного уголовного права позволяет отнести к этой категории следующие преступления, карающиеся по Законам XII таблиц.
1. Кража, при поимке с поличным, наказывалась телесным наказанием и последующей выдачей потерпевшему для свободных,  – телесным наказанием и казнью для рабов, для несовершеннолетних – телесным наказанием или простым возмещением убытков).
При этом совершение кражи в ночное время  могло повлечь за собой убийство преступника на месте, при этом убивший освобождался от ответственности, однако, в случае, если совершающий кражу в дневное время защищается с оружием в руках убийство его могло вызывать неприятные последствия для убийцы, ибо законы XII таблиц повелевали созывать народ для задержания преступника (VIII.12.).
Вместе с тем, если вор не был пойман с поличным, на него лишь налагался штраф в двойном размере стоимости украденной вещи. (VIII.16.; VIII.18a.)
Потрава поля, преднамеренный поджог – карались смертью. (VIII.9.10.)
Лжесвидетельствование – каралось смертной казнью (уличенный сбрасывался с Тарпейской скалы).
Хранение краденой вещи – штраф в размере тройной суммы стоимости вещи (VIII.15а.)
Убийство, очевидно также наказывалось смертной казнью, как это видно из текстов поздних римских авторов: «VIII.24б. По XII таблицам за тайное истребление урожая (назначалась) смертная казнь, более тяжкая, чем за убийство человека».
Коррупция. Уличенные во мздоимстве судьи и посредники подлежали смертной казни.
Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.
Для уяснения  дальнейшей  истории  римской  государственности и права необходимо уделить некоторое внимание римскому судебному процессу  указанной поры - процессу легисакционному (legis actio – совокупность ритуальных и строго формальных действий, жестов и слов, которые совершались на суде сторонами и магистратом).  Это древнейшая римская форма судебного рассмотрения спорных случаев, как она рисуется закона­ми XII Таблиц.
Процесс этот состоял из двух стадий:  первая называлась ин юре, вторая - ин юдицис.  Первая стадия была строго формальной,  вторая - ха­рактеризуется свободной процедурой.
В первой стадии истец и ответчик являлись в назначенный день на форум к магистрату, каким для данных случаев сделался со временем пре­тор, вторая после консула магистратура Рима. Здесь, после произнесения клятв, выраженных точно определенных для каждого данною случая словах, претор  если никто не сбивался в произнесении должной,  строго опреде­ленной формулы, назначал день суда (вторая стадия процесса) и устанав­ливал  сумму  денег,  которую та или другая из тяжущихся сторон должна была внести в кассу понтификов в виде залога правоты (II.1.). Малейшее нарушение формальной стороны процесса рассматривалось как вмешательство богов и влекло за собой проигрыш дела. Проигрыш дела вел к проигрышу залога и таким образом Рим защищал себя от сутяжников.
Для второй  стадии  процесса  претор  назначал судью (из списка кандидатов, утвержденных сенатом), самый день суда и обязывал тяжущих­ся подчиниться судейскому решению.  На этом первая стадия легисакционного процесса завершалась На его второй стадии судья выслушивал сторо­ны,  свидетелей  рассматривал представленные доказательства,  если они были,  и выносил решение. Оно было окончательным, ибо ни апелляции, ни кассации древнейшее право Рима не знало. Необходимо также отметить, что любое судебное разбирательство должно было закончиться в тот же день: «I.9. Если (на судоговорении) присутствуют обе стороны, пусть заход солнца будет крайним сроком (судоговорения)».
С течением  времени  легисакционный процесс вытесняется простым (бесформальным) формулярным процессом, в котором решающая роль принад­лежит претору, его формуле, бывшей юридической основой для возбуждения иска и его судейского разрешения.
В древнейший период безраздельно господствующей правовой системой было квиритское право. Оно отличалось сакральным характером, большой степенью традиционности, связью с квиритскими обычаями и ритуалами, нашедшими свое отражение в Законах XII таблиц. Цивильное право несло на себе следы своего происхождения в условиях небольшого земледельческого государства. Оно применялось только к обладающим римским гражданством лицам и рассматривалось как особая привилегия римского гражданина.
Римское право древнейшего периода отличалось строгостью, формализмом. Особое внимание было уделено урегулированию отношений, связанных с движением имущества и правом частной собственности, которое рассматривалось как полное господство собственника над объектом права.
Однако община долгое время сохраняла право верховного контроля за распоряжением землей и прочим хозяйственно важным имуществом, которое имело семейный характер.
К III в. до н.э. консервативное по своей сути цивильное право стало превращаться в определенное препятствие на пути роста торгового оборота и пришло в противоречие с потребностями развивающейся рабовладельческой системы. Однако, римляне не отменили действие Законов XII таблиц, дополнив законодательство более гибким преторским правом.


Категория: ДОРИМСКАЯ ИТАЛИЯ | Добавил: SERabbaT (16.10.2008)
Просмотров: 2188 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.7/3
Всего комментариев: 1
  1. konan

    smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]