Образование римскоиталийского союза

Борьба сословий и завоевание Италии Римом.

На период Ранней республики приходится не только формирование полисного строя в Риме, но и превращение его в могучую державу, господствующую в Италии, самой богатой и многолюдной стране Средиземноморья. Завоевание Римом Италии и борьба сословий в самом Риме это два взаимосвязанных процесса, которые невозможно понять и осмыслить по отдельности, что особенно заметно при сопоставлении их основных этапов.

Борьба сословий охватывает примерно 200 лет, причем главные завоевания плебеев приходятся на последние 80 лет с 367 по 287 гг. до н.э. Подчинение Италии Римом потребовало немногим более 200 лет, и основные победы были одержаны примерно за последние 80 лет с 340 по 265 гг. до н.э. Победа плебеев над патрициями способствовала завоеванию Италии Римом.

 

Военные действия в  Этрурии и Лации.

При царях территория и население Рима быстро росли. К концу Царского периода он был одним из самых сильных городов-государств Италии, занимая территорию приблизительно в 800 квадратных километров с населением в 30 тысяч человек.

На протяжении всего V в. до н.э. Рим вел упорные войны со своими ближайшими соседями: самостоятельно против этрусского города Вейи за господство на правом берегу Тибра и в союзе с федерацией небольших латинских городов-государств против горных племен вольсков и эквов, стремившихся утвердиться в Лации. В итоге Рим не только не расширил собственных пределов, но даже утратил часть своих владений на правом берегу Тибра.

В это время, судя по археологическим находкам, сокращаются его связи с внешним миром, прекращается монументальное строительство, ухудшается качество изделий римских ремесленников. Во многих отношениях он оказывается отброшенным назад. Одной из главных причин этих невзгод была внутренняя рознь, фактический распад Рима на противостоящие друг другу патрицианскую и плебейскую общины.

В начале IV в. до н.э. после многолетней осады римляне сумели захватить Вейи. Всех граждан этого города они продали в рабство, а его плодородную землю разделили на небольшие наделы и отдали плебеям. После этой победы территория Рима выросла почти вдвое, и он снова становится одним из самых сильных городов-государств Италии.

Но именно в этот момент разразилась галльская катастрофа. Римляне вступились за этрусский город Клузий, осажденный галлами, и сами оказались под ударом. 18 июля 390 г. до н.э. на реке Аллии, одном из притоков Тибра, римская армия была наголову разбита неведомым дотоле врагом. Обветшавшие городские стены, оставшиеся без защитников, не могли удержать галлов. Через несколько дней после битвы они захватили, разграбили и сожгли Рим. Лишь Капитолий с укрывшимся там небольшим отрядом оказался им недоступен. После нескольких месяцев осады галлы, узнав, что на их собственные земли напали соседние племена, взяли с римлян богатый выкуп и вернулись к себе домой.

Римлянам пришлось отстраивать свой город заново, обносить его новыми стенами и в одиночку (поскольку латинские союзники отложились от них) отбиваться от многочисленных врагов: этрусков, вольсков и эквов.

 

Латинская война (340-338 гг. до н.э.).

К середине IV в. до н.э. римлянам удалось подчинить своей власти Южную Этрурию, восстановить союз с федерацией латинских городов-государств и научиться отражать галльские набеги.

К этому времени многие города-государства Италии оказались в очень сложном положении. Галлы захватили этрусские города, расположенные в долине реки По, и постоянно нападали на своих южных соседей, доходя даже до Великой Греции. В центральной и южной части Апеннин сложились могучие федерации горных племен самнитов, луканов и брутиев. Не ограничиваясь как раньше грабежами, они стали захватывать соседние города-государства и переселяться на их земли.

Особенно страдала от наступления горцев-самнитов плодородная Кампания, поэтому несколько ее городов-государств во главе с Капуей вступили в союз с Римом. Это вызвало войну между Римом и самнитами, которые, потерпев поражение на равнинах Кампании, отступили в горы. Первая Самнитская война (343-341 гг. до н.э.) закончилась победой Рима. Теперь под его контролем оказались густозаселенные плодородные равнины, простирающиеся от южной Этрурии до северной Кампании.

Рим стал самым могучим городом-государством Италии. Отныне он мог диктовать свою волю некогда равноправным союзникам латинам и кампанцам. Они попытались восстановить былое равенство и после отклонения их требований Римом объявили ему войну.

Латинская война (340 338 гг. до н.э.) и по составу участников, и по своей ожесточенности напоминала позднейшим римским историкам гражданскую. После дорого стоившей римлянам победы они распустили латинскую федерацию, запретив латинским и кампанским городам поддерживать какие-либо связи друг с другом. Условия мира, продиктованные Римом каждому городу по отдельности, должны были еще более отдалить их друг от друга.

Крупнейшие латинские города-государства, возглавлявшие сопротивление Риму, такие, как Тибур и Пренесте, в наказание потеряли часть своей земли и стали зависимыми союзниками Рима.

Кампанские города и некоторые латинские стали муниципиями с гражданством без голосования: их жители получили римское гражданство, но без права голосования. Отныне они служили в легионах, платили трибут, могли вступать в законный брак с другими римскими гражданами и приобретать в собственность землю на римской территории, но в самом Риме не имели ни активного, ни пассивного избирательного права. Только кампанские всадники (местная землевладельческая знать), выступавшие во время войны на стороне Рима, получили в награду полные права римского гражданства.

Наконец, большая часть старинных латинских городов была включена в состав римской общины на правах муниципиев с полным гражданством: их жители стали полноправными римскими гражданами.

Теперь самые плодородные и многолюдные области Италии Южная Этрурия, Лаций и Северная Кампания почти целиком вошли в состав собственно римских владений (Римского поля), занятых римскими гражданами и поделенных на трибы. Территория Римского государства достигла примерно 5,5 тысяч квадратных километров, и стала больше, чем у любого италийского или греческого полиса этого времени.

После Латинской войны римляне стали широко практиковать выведение колоний на завоеванные земли, чтобы упрочить там свое господство.

Таким образом, разгромив латинов и кампанийцев, Рим не только инкорпорировал в свой состав Лаций и соседние области, но и выработал эффективную политику по отношению к побежденным, которая позволяла закрепиться на завоеванных территориях и использовать их ресурсы для дальнейших завоеваний.

Вслед за Латинской войной начинается последний этап римской экспансии, для которого характерны невиданно высокие темпы роста римских владений. На протяжении жизни всего лишь двух поколений римляне подчинили себе всю Италию.

К тому времени римлянам удалось почти полностью восстановить внутреннее единство, утраченное из-за борьбы сословий. И аристократия, и рядовые граждане в равной мере были заинтересованы в расширении общественного поля, в богатой добыче и громкой славе.

Все силы Рима и подвластных ему союзников, чье число постоянно росло, были мобилизованы для нужд практически непрекращающейся войны. Противники Рима сначала пытаются выстоять поодиночке, потом создают обширные коалиции, затем обращаются к помощи заморских союзников, но им ничего не помогает.

 

Самнитские войны.

Самым упорным из всех врагов Рима был Самнитский        союз, объединявший большую часть горных племен Центральной и Южной Италии. В течение нескольких десятилетий с небольшими перерывами Рим вел невероятно тяжелую войну с самнитами. Чтобы победить, ему пришлось реформировать свою армию и научиться воевать в горной местности.

Во время второй Самнитской войны (327-304 гг. до н.э.) римляне понесли едва ли не самое позорное поражение в своей истории. В 321 г. до н.э., преследуя в горах самнитов, римская армия попала в засаду в Кавдинском ущелье и была со всех сторон окружена занимавшими неприступные позиции самнитскими воинами. Оказавшись в безвыходном положении, римляне вынуждены были капитулировать и заключить продиктованный противником мир.

Они уступили самнитам несколько своих крепостей, выдали 600 знатных заложников и должны были по требованию врагов раздетыми и безоружными, пригибаясь к земле, пройти через низкие воротца из трех копий в форме буквы п, внешне напоминавшие ярмо, надевавшееся на волов, когда их впрягали в плуг или в телегу. Кавдинское ярмо на многие века осталось для римлян символом самого ужасного унижения и позора.

Когда спустя несколько лет военные действия возобновились, самниты нанесли римлянам несколько поражений и дважды вторгались в Лаций. Но в конечном счете римляне сумели усвоить уроки горной войны, преобразовать свою армию и ценою больших жертв и потерь довести войну до победного конца. В результате самниты утратили захваченные ими территории на равнинах Кампании и Южной Италии, их оттеснили в бесплодные горные районы.

В последние годы Второй самнитской войны римляне построили свои первые стратегические дороги: Аппиеву, соединявшую Рим с Капуей, и Валериеву, возведенную поперек Апеннинского полуострова между Римом на его западном побережье и Корфинием на восточном. Римляне стремились создать с помощью новых завоеваний широкую полосу своих владений в центральной части Апеннинского полуострова, заселенных благодаря организации муниципиев и выведению колоний римскими гражданами и союзниками, и таким образом возвести непроходимый барьер между владениями своих непримиримых врагов галлов на севере и самнитов на юге.

Однако противники римлян не позволили им довести задуманное до конца. В 298 г. до н.э. самниты, галлы и этруски создали могучую коалицию и напали на Рим. Так началась третья Самнитская война (298-290 гг. до н.э.). Решающее сражение между римлянами и объединенными силами их противников состоялось в 295 г. до н.э. на севере Апеннинского полуострова под Сентином. Победа в этом сражении, доставшаяся римлянам ценой тяжелых потерь, привела к распаду коалиции: галлы и этруски заключили мир с Римом.

Самниты еще несколько лет продолжали безнадежное сопротивление, но в конце концов, разбитые и обескровленные, они вынуждены были капитулировать. Римляне отобрали их лучшие земли, снесли их крепости, вывели на их территорию несколько колоний, отделивших друг от друга племена, входившие в Самнитский союз, который теперь был распущен.

После победы над самнитами римляне сумели полностью воплотить в жизнь старый план. Они расширили свои владения в центре Апеннинского полуострова. Теперь сплошная полоса римской территории простиралась по диагонали от Лация на северо-восток до Адриатического моря. На его побережье было основано несколько колоний, причем одна из них Сена Галльская на территории галльского племени сенонов, которые некогда захватили и сожгли Рим. Сеноны были изгнаны со своей земли.

Галлы в союзе с этрусками еще раз попытались разгромить римлян и вернуть потерянные владения, но были наголову разбиты при Вадиномском озере (283 г. до н.э.).

 

Пиррова война (280-275 гг. до н.э.).

На юге Апеннинского полуострова владения Рима и его союзников подступали к Великой Греции. В 282 г. до н.э. греческий город-государство Фурии заключил союз с Римом и принял в свои стены римский гарнизон, чтобы защитить себя от нападений горных племен луканов. Вслед за ним и некоторые другие греческие города Южной Италии обратились за помощью к Риму.

Из-за этого против Рима выступили луканы и самый богатый и многолюдный греческий город Южной Италии Тарент, стремившийся любой ценой сохранить свою независимость. После того как войска луканов и тарентийцев были разбиты римлянами, Тарент обратился за помощью к Пирру, царю Эпира, небольшого государства на западе Балканского полуострова. Так началась Пиррова война (280-275 гг. до н.э.), в которой прошел испытание на прочность союз италийских городов-государств и племен с Римом.

В эллинистическом мире Пирр считался вторым полководцем после Александра Македонского. В его распоряжении было небольшое, но хорошо обученное, испытанное в боях наемное войско и невиданные еще в Италии боевые слоны. Он лелеял грандиозные планы создания в Западном Средиземноморье могучей державы, ядром которой должны были стать полисы Великой Греции.

Тарентийцы обещали, что его поддержит громадное войско, включающее в себя всех противников Рима в Италии. В 280 г. до н.э. Пирр переправил в Тарент армию из 25 тысяч наемных воинов. Примерно столько же было и у Александра Македонского, когда он отправился в поход на Восток.

В сражении у Гераклеи недалеко от Тарента римляне впервые встретились с одной из лучших в эллинистическом мире профессиональных армий. Римская пехота выдержала ее наступление, но конница бежала с поля боя, так как лошади боялись боевых слонов. Оказавшись под ударом кавалерии и слонов, римские легионы не выдержали и обратились в бегство. Римская армия была разбита, но не разгромлена окончательно.

Победа стоила Пирру немалых потерь, но теперь под его властью оказались греческие полисы Южной Италии, к тому же в его армию влились войска самнитов и луканов. Пирр перешел в наступление и дошел до Лация, но все города на его пути закрывали перед ним ворота. Союзники остались верны Риму. На пути Пирра оказалась новая римская армия, еще более сильная, чем первая. Та же в свою очередь быстро возместила свои потери за счет муниципиев и колоний Кампании и Южной Италии, а затем стала угрожать Пирру с тыла. Он вынужден был отступить на юг и начать с римлянами переговоры о мире.

После провала этих переговоров в 279 г. до н.э. при Аускуле состоялась новая битва между Пирром и римлянами. Упорное сражение продолжалось два дня и закончилось победой Пирра, поскольку римляне опять не выдержали атаки боевых слонов. Римская армия понесла тяжелые потери, но отступила в полном порядке.

У Пирра пали в бою самые храбрые воины и множество опытных офицеров, а союзные ему самниты во время битвы разграбили его собственный лагерь. Он понимал, что римляне быстро возместят свои потери, а ему уже неоткуда ждать пополнения. Когда его приближенные подошли к нему с поздравлениями, он сказал: Еще одна такая победа, и мы окончательно погибнем. Отсюда и ведет свое происхождение выражение Пиррова победа.

Вскоре после этого к Пирру обратились за помощью греческие города Сициллии, потерпевшие поражение от Карфагена, который владел западной частью этого острова и постоянно пытался захватить его целиком. Пирр, оставив свой гарнизон в Таренте, переправился на Сицилию и разгромил карфагенские войска.

Он начал готовить экспедицию против африканских владений Карфагена, требуя, чтобы подвластные ему греки Сицилии обеспечили ее флотом, армией и снаряжением. Когда греки стали роптать, он казнил несколько самых влиятельных и богатых зачинщиков волнений. После этого греческие города Сицилии отложились от него, заключив союз с Карфагеном, и он был вынужден вернуться в Италию.

Римляне к тому времени учинили расправу над луканами и самнитами, воевавшими на стороне Пирра. В 275 г. до н.э. в Самнии у г.Беневент состоялось последнее сражение между Пирром и римлянами, которые сумели испугать боевых слонов и заставить их броситься на свои же войска. Разбитый Пирр покинул Италию.

Вскоре Тарент сдался римской армии и вошел вместе с другими греческими городами Италии в число морских союзников Рима, обязанных в случае войны помогать ему своим флотом.

В 265 г. до н.э. Риму подчинились Вольсинии, последний независимый город Этрурии. Таким образом, вся Италия оказалась под римской властью.

 

Политика Рима в отношении подчиненных общин. Колонии и муниципии.

Подчинение Италии Римом означало победу мира античной культуры и античного полиса над миром племенным догосударственным, победу земледельцев равнин над скотоводами горцами.

Рим оказался сильнее более развитых греческих и этрусских городов-государств, поскольку в IV III вв. до н.э. они переживали тяжелый внутренний кризис; их терзали постоянные раздоры между знатью и народом, богатыми и бедными гражданами.

Самниты и галлы были более сплоченными и боеспособными, но они не могли закрепиться на захваченных территориях, бесконечные грабежи и опустошения заставляли их противников объединяться и сражаться до последней капли крови.

Рим после окончания борьбы сословий был сплоченной гражданской общиной с многочисленным и сильным крестьянством и достаточно подготовленной для военного и политического руководства знатью.

В ходе завоеваний римляне сумели выработать политику, позволявшую упрочить их власть над побежденными и внести раскол в их ряды. Они руководствовались правилом Разделяй и властвуй.

Разгромив очередного противника, римляне отбирали у него часть принадлежавшей ему земли (обычно одну треть), которую затем могли продать, включить в состав общественного поля или использовать для выведения колонии, а его самого заставляли заключать неравноправный союз с Римом.

Союзное государство сохраняло собственное гражданство, свои органы власти, обычаи и законы, но отныне не имело права вступать в войну или в союз с другими государствами. Оно обязано было посылать своих воинов на помощь римлянам, когда те начинали новую войну. Воины союзных общин воевали не в легионах, как римские граждане, а в составе особых вспомогательных отрядов под командой своих офицеров и общим руководством римских полководцев. Средства на содержание этих отрядов выделяли союзники.

Чтобы побежденные не могли расторгнуть союз с Римом и отвоевать потерянные земли, римляне создавали в Италии колонии и муниципии.

Колониями (от слова colonus земледелец, поселенец) назывались самоуправляющиеся гражданские общины, основанные на отнятой у побежденных земле. Центром колонии был укрепленный стенами и башнями город, расположенный в стратегически важном пункте у переправы через реку, горного прохода, пересечения дорог.

По свидетельству античных писателей, каждая колония была маленькой копией самого Рима. Все в ней было на римский манер: планировка городского центра с Форумом и Капитолием, консулы и народные трибуны, язык и обычаи.

Безземельные римляне и союзники поселялись в колонии и получали там земельные наделы. Они теряли старое гражданство, но становились гражданами колонии и одновременно латинскими гражданами. Это гражданство было урезанным вариантом римского.

Латинские граждане имели право вступать в законный брак с римскими гражданами, приобретать землю на римской территории и даже голосовать в народном собрании, правда, всегда только в одной трибе из 35. Кроме того, они имели право переезда: если латинские граждане перебирались на постоянное место жительства в Рим или в какой-либо муниципий, то теряли земельный надел в колонии, но становились римскими гражданами.

Некогда этими правами пользовались граждане союзных Риму городов Лация, поэтому колонии стали называть латинскими, а колонистов латинскими гражданами или латинскими союзниками. На самом деле они были скорее равноправными соратниками, чем зависимыми союзниками римлян. Латинские колонии сплачивала с Римом общность интересов. Занимая землю, отнятую у местного населения, колонисты понимали, что смогут удержать ее только с помощью Рима. Вместе с тем колонии были необходимы Риму как форпосты его власти на завоеванной территории.

Колонии соединялись с Римом удобными дорогами, чтобы всегда можно было получить от римлян подмогу или, наоборот, прийти на помощь им самим. Со временем в Италии появилась целая сеть удобных дорог, сходящихся в Риме. Отсюда поговорка: Все дороги ведут в Рим.

Муниципиями (от слова munus обязанность, повинность) назывались те города Италии, жители которых получали от Рима права римских граждан. Они отныне считались римлянами и разделяли с ними их права и обязанности. Античные писатели называют муниципии частью Рима. Граждане муниципиев с полным гражданством ничем не отличались от граждан самого Рима.

Муниципии с гражданством без голосования обычно находились в тех областях Италии, чьи жители не знали латинского языка, как, например, в Этрурии или в Кампании. Поэтому их граждане, хотя и считались римлянами, не имели в Риме ни активного, ни пассивного избирательного права.

Однако служба в легионах и участие в судах, руководствовавшихся римским правом, заставляли жителей этих муниципиев изучать латынь. Со временем она вытесняла местные языки, а муниципалы получали полные права римского гражданства. К концу II в. до н.э. в Италии остались только муниципии с полным гражданством.

Муниципии располагались либо на западном побережье Италии от Южной Этрурии до Северной Кампании, либо на широкой полосе земли, которая шла от Лация на северо-восток к Адриатическому побережью. Это означало, что большинство римских граждан занимало стратегически выгодную территорию центральных областей Италии и проживало на расстоянии не более 300 километров от Рима. В случае проведения военного набора или ценза они могли добраться до Рима за несколько дней.

Площадь римских владений (Римского поля) достигала теперь примерно 27 тысяч квадратных километров, что составляло пятую часть всей территории Италии. На этой земле проживало около миллиона римских граждан и членов их семей, то есть треть всего свободного населения страны. Сам Рим насчитывал около 150 тысяч жителей и был одним из крупнейших городов Средиземноморья.

И муниципии, и колонии способствовали постепенной романизации Италии распространению в ней латинского языка, римских институтов, законов и обычаев, превращению представителей разных народов в римлян не только по названию, но и по сути.

Чтобы легче было держать в подчинении зависимых союзников, римляне старались привлечь на свою сторону знать союзных городов. Во время внутренних раздоров в этих городах они всегда принимали сторону богатых и знатных, иногда даже подавляя военной силой выступления местной бедноты. В свою очередь эта знать обычно поддерживала римлян. Так, например, когда кампанские города восстали против Рима во время Латинской войны, кампанские всадники остались верны римлянам и помогли им быстро подавить восстание в своих городах. В награду за верность римляне могли даровать отдельным аристократам, а изредка и всей знати (как это было в Кампании) римское гражданство.

Аристократам союзных общин, не имевшим римского гражданства, разрешалось тем не менее оккупировать крупные земельные наделы на общественном поле в качестве компенсации за отобранную у союзного города землю.

Местная городская знать была тесно спаяна с римской целой сетью персональных отношений родственных и дружеских, а также связями гостеприимства, или патроната и клиентелы. Таким образом, самые богатые и влиятельные в своих городах люди, как правило, были заинтересованы в сохранении союза с Римом.

 

Организация Италии под властью Рима.

Государственное или скорее межгосударственное образование, сложившееся в Италии после римского завоевания современные историки обычно называют Римско-италийским союзом или Римско-италийской федерацией. Но ни у античных писателей, ни в документах этого времени такое название не встречается.

Римляне объявляли войну и заключали мир или договор о дружбе от имени Рима и никогда от имени Рима и союзников. Правда, в договоре о дружбе можно встретить статью об особых правах и привилегиях римлян и союзников. Отсутствие термина для обозначения союзного государства или союза государств в данном случае указывает на то, что такого государства или союза никогда не существовало. Сам термин союзники не раскрывает, а скорее маскирует подлинные отношения между римлянами и подчиненными им городами-государствами и племенами Италии.

В распавшемся после Латинской войны союзе Рима и городов Латинской федерации все важные решения принимались представителями обеих сторон, существовало общее руководство для ведения боевых действий. В союзе Рима с подчиненными им италийскими общинами все внешнеполитические решения принимали одни римляне, а союзники обязаны были осуществлять эти решения вместе с римлянами и под их руководством. Разумеется, италийские общины не могли по своей воле расторгнуть союз с Римом, поскольку это угрожало им гибелью или потерей даже и тех прав, которые у них были раньше.

Фактически италийские союзники были подданными Рима, обладавшими автономией в том, что касалось их внутренней жизни, но утратившими право на самостоятельную внешнюю политику и на самостоятельные контакты и связи даже со своими ближайшими соседями. Поэтому необходимо иметь в виду, что название Римско-италийский союз является условным.

Участников этого межгосударственного образования можно разделить на несколько категорий в зависимости от их статуса и занимаемого ими положения в отношениях власти и подчинения: 1) Римские граждане из самого Рима и муниципиев с полным гражданством; 2) Римские граждане из муниципиев с гражданством без голосования; 3) Латинские граждане из основанных Римом колоний, которых римляне называли латинскими союзниками; 4) Граждане остальных союзных городов-государств, которых римляне называли просто союзниками; 5) Подданные, к которым относились некоторые из покоренных Римом горных племен (например, бруттии после Ганнибаловой войны), не имевшие с Римом союзного договора и лишенные самоуправления. Римляне называли их дедитициями (dediticii букв. сдавшиеся).

Только римские граждане с полным гражданством относились к властителям, принимавшим политические решения, остальные к подвластным исполнителям этих решений, но разного статуса.

Жители муниципиев с гражданством без голосования воевали в составе легионов, привилегированных частей римской армии, и имели право на равную с остальными римлянами долю военной добычи в том числе на земельные наделы в колониях или на общественном поле. В перспективе у них была возможность получить полное гражданство. Многие из них добились этого уже в III в. до н.э.

Жители колоний, имевшие латинское гражданство, являлись привилегированными союзниками, отсюда их особое название латинские союзники. Они были очень тесно связаны с римскими гражданами и благодаря праву переезда всегда могли войти в их число. Римляне, кровно заинтересованные в процветании своих колоний, старались ни в чем не ущемлять их интересов.

Большинство обитателей римской Италии жили в союзных городах-государствах. Они были связаны с Римом разными по содержанию союзными договорами с большими или меньшими правами и обязанностями. Те из них, кто заключил союзный договор после поражения в войне с Римом, лишались части своей земли (обычно одной трети). Но в их положении было немало общего. Все они имели свои законы, органы власти и гражданство. Все были обязаны во время войны отправлять в римскую армию и содержать за свой счет столько воинов, сколько это было обусловлено союзным договором. Римляне, как правило, не вмешивались в их внутренние дела, если только они сами об этом не просили, и не требовали от них уплаты какой-либо дани.

В самом тяжелом положении находились дедитиции, полностью утратившие свой суверенитет, а вместе с ним значительную часть своей лучшей земли (нередко более половины). Фактически они были совершенно бесправны и во всем зависели от доброй воли римских магистратов и офицеров.

Положение разных категорий подвластных общин не было жестко зафиксировано раз и навсегда. В зависимости от обстоятельств и своего поведения по отношению к Риму они могли улучшить или ухудшить свой статус: приобрести звание муниципия или, наоборот, скатиться в разряд дедитициев. Граждане союзных общин могли получить земельный надел в колонии, а вместе с ним и права латинского гражданства. За заслуги перед Римом, особенно на войне, они могли удостоиться римского гражданства. Большинство союзников стремились не к освобождению из-под власти Рима, а к тому, чтобы улучшить свое положение внутри этого образования, самим сделаться из подданных властителями.

После подчинения Италии римская армия, как правило, наполовину состояла, из римских граждан, сражавшихся в составе легионов, а на другую половину из союзных воинов, служивших в составе вспомогательных отрядов или во флоте.

Категория: РЕСПУБЛИКАНСКИЙ РИМ | Добавил: konan (18.10.2008)
Просмотров: 1337 | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]