Трансформация хозяйства и общества Рима и Италии в период заморских завоеваний III-II вв. до н.э. (часть 2)

Городская фамилия. В пору роста и процветания городов Италии значительную и наиболее активную часть их жителей составляли рабы и вольноотпущенники. Семья, у которой не было слуг-рабов, по меркам этой эпохи считалась бедной.

Роскошные особняки аристократов обслуживали целые толпы нарядных статных и невероятно наглых рабов. Перед теми из них, кто находился в фаворе у своих влиятельных господ, лебезили послы дружественных царей и свободных городов, вручая им богатые подарки в ответ на обещание оказать содействие. Когда Сципион Эмилиан, отправляясь в зарубежную поездку, взял с собой всего семерых рабов, все римляне были в изумлении от такой скромности и неприхотливости.

Однако большая часть рабов обслуживали не особняки аристократов, а дома и наемные квартиры людей более скромного достатка. Даже небогатые торговцы и ремесленники, некоторые из которых сами были рабами, нередко имели по два-три раба, являвшихся для них одновременно и помощниками в их деле, и слугами.

Положение рабов, находившихся в домашнем услужении, было несравненно легче, чем их собратьев, трудившихся на виллах. Ссылка в деревню была для них тягчайшим наказанием. У многих из них были пекулии, постоянные сожительницы из рабынь и оставалось свободное время, которым они могли распоряжаться по собственному желанию.

Негодные, с точки зрения римлян, рабы проводили его в театрах, харчевнях и публичных домах, а хорошие и дельные посвящали тому, чтобы всякими правдами и неправдами приумножать свой пекулий и со временем выкупиться на волю вместе со своей подругой и детьми. Когда некий римский аристократ узнал, что один из его юных рабов, вместо того, чтобы проедать скудные средства, выдаваемые ему на пропитание, кормится объедками, а деньги под грабительские проценты ссужает своим товарищам по рабству, он стал выделять его из числа прочих, давать ему важные поручения, а со временем отпустил на свободу, и тот, впоследствии став сборщиком налогов, разграбил целую провинцию, обогатив и себя самого, и своего патрона и начальника.

У жизни рабов под одной крышей с хозяевами была и оборотная сторона. Абсолютная власть одних людей над другими развращала и властителей и подвластных.

До нас дошло немало историй о господах, свирепствовавших над своими рабами и поплатившихся за это жизнью. Такие случаи были, по всей видимости, скорее исключением, чем правилом. Но даже и обычные порядочные люди нередко вымещали свое раздражение на собственных рабах. Римский врач Гален сообщает, что ему нередко приходилось лечить своих богатых друзей от ушибов, которые они сами себе причиняли, избивая в гневе прислуживавших им рабов.

Рабы со своей стороны не упускали случая, чтобы обмануть или обворовать господина (это одна из постоянных тем римской комедии), нередко пускались в бега. У римлян недаром бытовала поговорка: Сколько рабов, столько врагов.

Катон Цензор, являвшийся, по мнению римлян, не только идеальным гражданином, но и идеальным господином, чтобы обезопасить себя от козней своих рабов, постоянно стравливал их друг с другом. Когда, действуя в качестве судьи в своем домашнем суде, он приговаривал провинившегося раба к смерти, в число его советников входили остальные рабы, находившиеся в доме, и приговор выносился только единогласно. Не случайно слуг Катона ставили в пример всем остальным слугам-рабам.

Среди рабов, принадлежавших к городской фамилии, имелись особо привилегированные, участь которых была более легкой, чем у остальных. Кроме фавориток и фаворитов, к ним относились самые близкие к господину слуги, пользующиеся его любовью и доверием: его няня-кормилица и ее дети (молочные братья и сестры господина), суровый и ворчливый дядька-наставник (вроде Савельича из Капитанской дочки), его учителя, врачи, секретари и управляющие, посвященные во все его тайны. Они нередко получали от господина подарки, в том числе и свободу.

Многие из таких рабов, обычно греков по происхождению, были образованнее своих господ и потому наиболее им полезны. Во II I вв. до н.э. они составляли немалую долю живших и творивших в Риме и Италии педагогов, писателей, врачей, актеров и художников. Современные историки иногда называют их рабской интеллигенцией. Трудно представить себе, как развивалась бы римская культура в эпоху Поздней республики без их активного участия.

Немалую ценность для господ представляли также грамотные и инициативные рабы-специалисты: квалифицированные мастера-ремесленники, оборотистые торговцы и предприниматели, опытные управленцы. Таких рабов, так же как представителей рабской интеллигенции, невозможно было заставить работать в полную силу из-под палки. Господа нередко ставили их во главе своих предприятий, выплачивая им солидное жалованье, если те приносили доход. В этом положении, например, находились служащие компаний публиканов, почти поголовно являвшиеся рабами. Квалифицированных ремесленников могли сдавать внаем, оставляя им часть заработанной ими платы.

Нередко такого рода рабов переводили на пекулий, предоставляя им практически полную хозяйственную самостоятельность в обмен на выплату обусловленного оброка. Это принципиально отличало их от рабов с пекулием, также имевших некое подобие имущества, а иногда и семьи, но трудившихся под надзором своего господина или его управляющих и надсмотрщиков.

Рабы на пекулии. По словам римских юристов, рабский пекулий находился в составе имущества господина, но принадлежал рабу. Он мог представлять собой выделенную господином рабу определенную сумму денег, ремесленную мастерскую или лавку, торговый корабль и даже поместье с другими рабами.

Раб на пекулии обязан был отдавать господину значительную долю своего дохода, но все, что оставалось сверх оговоренной суммы, оставлял себе. Работая не за страх, а за совесть, он мог со временем стать владельцем процветающего предприятия, накопить немалые средства и выкупиться на волю вместе со своим пекулием, сожительницей и детьми. В состав пекулия оборотистого и удачливого раба нередко входили другие рабы, которые назывались викариями, то есть заместителями. Выкупаясь на волю, он обычно оставлял господину вместо себя раба-викария.

Рабы на пекулии и образом жизни, и всеми своими интересами были теснее связаны со свободными коллегами, чем с другими рабами из своей фамилии. Они входили в одни и те же профессиональные и соседские коллегии  с полноправными гражданами, участвовали в общих празднествах, пирах и священнодействиях и нередко занимали там высшие выборные должности.

Формально господин мог в любой момент отнять у раба данный ему пекулий, но такое случалось крайне редко, поскольку самому господину было невыгодно убивать курицу, несущую ему золотые яйца, а, кроме того, общественное мнение не приветствовало такие действия. Если господин продавал или дарил такого раба, то, как правило, вместе с пекулием.

Вывод раба на пекулий был одним из самых эффективных средств его эксплуатации. Он свидетельствует о значительной гибкости системы классического рабства. Однако и раб на пекулии, пользовавшийся нередко солидным достатком и немалыми привилегиями, оставался юридически бесправным и лично незащищенным, а это ограничивало его хозяйственные возможности. Иное положение было у раба, выкупившегося или отпущенного господином на волю и вошедшего тем самым в особое сословие вольноотпущенников (либертинов).

Вольноотпущенники. Значительная доля рабов, входивших в городскую фамилию, со временем получала свободу и римское гражданство. Во II I вв. до н.э. в Риме и других городах Италии жили сотни тысяч вольноотпущенников, составляя значительную долю городского населения. Македонский царь Филипп V считал даже, что наделение вольноотпущенников римским гражданством было причиной могущества и многочисленности римлян.

Однако вольноотпущенники не были полноправными гражданами. Именно из-за множества правовых ограничений, связанных с их статусом, римляне причисляли их к особому неполноправному сословию либертинов.

Вольноотпущенники не имели права служить в легионах, привилегированных частях римской армии. На военную службу их призывали редко и только во флот, который, по мнению римлян, был самым подходящим местом для всякого сброда.

При голосовании в народном собрании вольноотпущенники не имели почти никакого значения, поскольку их всех зачисляли в четыре городские трибы, имевшие всего четыре голоса против 31 у сельских триб.

Кроме того, вольноотпущенники не могли входить ни в сенаторское, ни во всадническое сословия и вступать в законный брак с членами этих привилегированных сословий. Наконец, они не могли занимать магистратуры ни в самом Риме, ни в муниципиях. В отличие от свободнорожденных граждан, их разрешалось допрашивать под пыткой. Правда на детей вольноотпущенников все эти ограничения и утеснения уже не распространялись, а сами они считались свободнорожденными.

Дополнительные стеснения были обусловлены тем, что вольноотпущенники становились клиентами своих бывших господ. Они были должны оказывать почтение патронам и их семьям. Это не только обязывало их проявлять внимание и предупредительность, но и ограничивало в правах: они не могли выступать против патрона в уголовном суде, а также затевать против него имущественную тяжбу без разрешения претора. Патрон, который, как считалось, заменял вольноотпущеннику отца, мог безнаказанно побить его, когда был чем-то недоволен, если же вольноотпущенник отвечал тем же, то это рассматривалось как тягчайшее преступление.

Если вольноотпущенник получал свою свободу не за выкуп, а как подарок, он служил патрону бесплатными отработками, продолжая хотя бы и в ограниченном виде выполнять по отношению к бывшему господину свои старые обязанности. В случае, когда вольноотпущенник умирал бездетным, половину его имущества получал по наследству патрон.

Таким образом, отпуск на волю позволял добиться от самых инициативных и квалифицированных рабов, чтобы они трудились не за страх, а за совесть. Кроме того, за полученный выкуп можно было купить нового раба, а если свободу предоставляли без выкупа, то бывшего раба можно было продолжать эксплуатировать иным образом, не тратясь при этом на его содержание. Наконец перспектива получить свободу заставляла многих рабов из городской фамилии терпеть тяготы своего положения в надежде на лучшую долю. Они, как правило, не принимали участия в могучих восстаниях рабов, которые приходятся на период Поздней республики.

Поэтому вряд ли можно согласиться с теми историками, которые считают массовый отпуск рабов на волю признаком кризиса римского классического рабства. Наоборот, он свидетельствует о гибкости и прочности этой системы отношений. Вероятно, Филипп V был прав, считая превращение рабов в граждан одной из причин римского могущества.

Судьба бывших рабов, получивших свободу и гражданство, складывалась по-разному, причем нередко в зависимости от их специальности и общественного положения их патрона. Слуги, секретари, управляющие и деловые агенты, как правило, продолжали служить своему бывшему господину. Они нередко продолжали жить в его доме, а после смерти покоились в его семейной гробнице.

Патроны нередко поручали таким вольноотпущенникам управление своими доходными предприятиями или вступали с ними в товарищество для совместного занятия прибыльными, но малопочтенными деловыми операциями, такими, как ростовщичество, работорговля, подряды и откупа. Львиную долю прибыли получал обычно патрон, а позора вольноотпущенник.

Аристократы нередко использовали образованных и смекалистых вольноотпущенников как помощников, а иногда и пособников в своей политической и государственной деятельности, при управлении провинциями. Им можно было давать самые деликатные поручения, поскольку в суде не принимались свидетельские показания патронов и клиентов друг против друга. Эти доверенные помощники и агенты со временем могли приобретать немалое политическое влияние и богатство. Один из них оставил своим наследникам более четырех тысяч рабов и 250 тысяч голов мелкого рогатого скота. Дети и внуки таких вольноотпущенников нередко становились всадниками и сенаторами.

Рабы на пекулии, выкупившиеся на волю вместе со своим имуществом и семьей, обычно продолжали заниматься тем же, чем и раньше, но уже как полностью самостоятельные хозяева. Они могли быть владельцами крупных ремесленных мастерских с полутора-двумя десятками работников или небольших таберн, совмещавших в себе лавку, мастерскую и жилье для хозяина, его домочадцев и одного-двух подмастерьев или приказчиков. Некоторые из них занимались разного рода предпринимательской деятельностью.

Со временем их связи с патроном и его семьей слабели, а со своими соседями и коллегами как рабского, так и свободного статуса все более крепли. Правовые стеснения и низкий социальный престиж могли оборачиваться им на пользу. Они не служили в армии, не увлекались политикой, не чурались самых грязных и низких занятий, если только те обещали доход. Многие из них добивались под конец жизни благосостояния, покупали собственные дома, а иногда и поместья. На пороге принадлежавших им жилищ нередко встречаются выложенные мозаикой надписи: Здравствуй, прибыль или Прибыль радость. Их детям была открыта дорога не только к благосостоянию, но и к более высокому общественному положению.

Принадлежавшие к привилегированным сословиям всадники и сенаторы обычно с презрением третировали преуспевших и разбогатевших вольноотпущенников, рассматривая их как разрядившееся в пурпур отребье, но в значительной мере именно благодаря им и связанным с ними рабами на пекулии римские хозяйство и общество этой эпохи развивались так быстро и динамично.

Вместе с тем та роль, которую рабы и отпущенники играли в ремесле, торговле и сфере услуг, еще более обесценивала эти виды деятельности в глазах римлян из приличного общества. Вошла в поговорку реплика одного из героев римской трагедии: Работа за плату делает человека рабом. По мнению Цицерона, в труде ремесленника и торговца нет ничего подобающего свободнорожденному человеку. Таким образом, многие виды труда, без которых невозможно развитие хозяйства и общества, были, в представлении самых влиятельных членов этого общества, презренными рабскими занятиями.

Категория: РЕСПУБЛИКАНСКИЙ РИМ | Добавил: konan (21.10.2008)
Просмотров: 989 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]