Поздняя Римская Империя (III-V вв.) (часть 1)

Кризис Римской рабовладельческой империи в III в.

В истории древнего Средиземноморья III век оказался переломным. Все это столетие заполнено борьбой двух тенденций — отмирающей рабовладельческой -и зарождающейся феодальной. Столкновение этих тенденций породило смерч, в который оказались втянутыми все сферы общественной жизни — экономика, социальные отношения, государственный строй, культура. На рубеже III и IV вв. феодальная тенденция взяла верх, и развитие Римской державы вступило в стадию разложения рабовладельческого строя и зарождения феодальных отношений.

С III в. укрепляются крупные автаркические, т. е. самодостаточные, обеспечивающие себя всем необходимым поместья. Благодаря тому что в них кроме сельского хозяйства развивалось собственное ремесло, они были независимы от городского рынка. Отсюда — упадок городского ремесла и торговли. Сокращаются товарно-денежные отношения, ощущается острая нехватка денег. Государство продолжает требовать с подданных налоги в денежной форме, но их уплата становится затруднительной. Казна пытается восполнить недостачу по налогам выпуском неполноценной монеты, а это еще более подрывает экономику. Полноцепная монета исчезает из оборота, оседая в виде мертвых сокровищ в руках богачей. Обесценивание монеты способствует росту цен, особенно на продовольствие. Ужесточаются наказания за недоимки по налогам. Задолжавшие колоны бегут со своих наделов (как правило, из разоряющихся мелких имений городских землевладельцев в крупные и экономически более устойчивые владения магнатов, независимые от городов). Усиливается борьба крестьян, колонов и рабов против угнетателей, которая порой выливается в вооруженные восстания. Провинциальная знать предпринимала попытки отделиться от Рима. Происходила частая смена императоров, которых возводила и смещала армия. В III в. изменилось внешнеполитическое положение Рима: кончилось равновесие сил между ним и варварской периферией, характерное для предшествующего столетия, и началось наступление соседних племен на империю. На восточных рубежах Римской империи огромного напряжения сил требовало ее противостояние другой мировой .империи — державе Сасанидов. В III в. отчетливо проявился упадок античной культуры; широкое распространение получило христианство, отрицавшее все духовные ценности античного мира.

Основная причина кризиса Римской империи в III в. состояла в том, что ее производительные силы исчерпали возможности развитя в рамках рабовладельческих производственных отношений. Во времена поздней республики и ранней империи выяснилось, что наиболее рациональной формой рабовладельческого производства в сельском хозяйстве была вилла средних размеров с несколькими десятками рабов. В масштабах такого сравнительно небольшого хозяйства еще удавалось обеспечить бдительный надзор за рабами и успешно осуществлять специализацию и кооперацию рабского'труда. Как показала практика, рамки виллы были пределом развития товарного сельского хозяйства, основанного на эксплуатации рабов классического типа. Максимальные размеры частной ремесленной мастерской также ограничивались несколькими десятками рабов; более же распространенной была мастерская всего с несколькими рабами. Разбогатевший владелец не расширял свою мастерскую, а открывал новые подобные мастерские в других городах Италии или в провинциях. Для повышения производительности труда работников особенно большое значение имела их узкая специализация. В старинных, традиционных отраслях сельского хозяйства и ремесла сосуществовал труд свободных и рабов; в новых отраслях производства преобладал рабский труд.

Для дальнейшего повышения производительности рабского труда требовалось дальнейшее развитие специализации и кооперации производства, усовершенствование орудий труда и повышение квалификации все большей массы рабов. Но не заинтересованные в своем труде рабы не' соответствовали возросшим производственным задачам. Да и господа боялись обучать своих рабов сложным профессиям, развивать их способности и интеллект.

Характер производственных отношений обусловливается формами собственности на средства производства; в Римской империи III в. преобладали две основные формы земельной собственности: муниципальная и экзимированная. Муниципальные землевладельцы, владевшие имениями на городской земле, издавна вели товарные хозяйства, основанные на эксплуатации главным образом рабов; это становилось уже невыгодным, но перестраивать свои хозяйства в натуральные, самодостаточные, основанные на эксплуатации более заинтересованных работников — колонов, им не позволяли узкие рамки мелких и средних имений. К тому же городские землевладельцы несли большие расходы в связи с исполнением общественных повинностей — литургий. Сюда относились затраты на строительство и ремонт общественных зданий и сооружений (дорог, мостов, водопроводов, терм и др.), на устройство зрелищ, на раздачи городской бедноте и т. п. Литургии были неразрывно связаны с самой сущностью античного полиса как гражданской общины. Переходу к феодальным отношениям на городских землях препятствовал и политический строй самоуправляющегося города (муниципия), соответствовавший античным рабовладельческим отношениям, основанным на свободе граждан и на эксплуатации неграждан. Города являлись опорой рабовладельческого строя империи. Во времена республики и ранней империи села превращались в муниципии, но с III в. эта тенденция глохнет. Ее сменяет процесс возрождения сельских общин — не только там, где они еще сохранялись, как, например, в придунайскйх провинциях и Северной Галлии, но и там, где их уже не было: на городских, императорских и сенаторских землях зависимое сельское население — колоны (разного рода держатели земельных наделов) и рабы с пекулием — создает свои общины с целью взаимопомощи.

В более выгодном по сравнению с муниципальными землевладельцами положении оказались в период кризиса III в. владельцы экзимированных земель. Будучи независимы от городов, они были свободны от литургий. В III в. многие сенаторы уже безвыездно живут в своих владениях в провинциях, несмотря на попытки некоторых императоров вернуть их в столицу. Крупные имения издавна базировались в значительной степени на труде разного рода зависимых держателей земельных наделов, т. е. таких производителей, которые были больше заинтересованы в своем труде, чем рабы. В III в. широко распространяется перевод сельских рабов на пекулий: их сажают на наделы, предоставляют возможность иметь семью, отдельное жилище, мелкое хозяйство. Положение колонов и рабов с пекулием сближается. Владельцы экзимированных сальтусов могли установить для своих держателей менее обременительные платежи и повинности, чем это могли позволить себе менее состоятельные владельцы вилл. Поэтому колоны бегут из мелких имений в крупные. Магнаты были заинтересованы в ослаблении городов, которые оспаривали их политическую независимость. К типу экзимированной, т. е. изъятой из ведения городов, земельной собственности относились и обширные императорские земли. Хотя в сенаторских и императорских поместьях имелось много рабов, но основными работниками на земле были колоны; рабы же использовались главным образом как ремесленники, слуги и поместная администрация.

В соответствии с наличием двух основных форм земельной собственности — муниципальной и экзимированной — в III в. столкнулись две общественные группы, связанные с этими формами собственности: городские (муниципальные) землевладельцы и владельцы экзимированных сальтусов. Это было столкновение двух тенденций — рабовладельческой и феодальной.

В политической жизни эта борьба проявилась в противопоставлении друг другу так называемых солдатских и сенатских императоров. Армия выражала в основном интересы муниципальных кругов, из которых в значительной степени она формировалась. Вышедшие в отставку ветераны получали земельные участки на территориях городов, причем некоторые из них становились довольно состоятельными владельцами рабовладельческих имений. Сенат же выражал интересы магнатов — владельцев экзимированных земель. Императоры лавировали между боровшимися группировками; одни оказывали покровительство городам, другие — магнатам. Недовольная группировка устраняла неугодного императора, и все повторялось сначала. За неполное столетие (со 192 по 284 г.) на римском престоле сменилось 32 императора, причем большая часть из них погибла насильственной смертью в результате дворцовых переворотов.

После убийства Коммода развернулась ожесточенная борьба за императорскую власть между выдвиженцами дунайской, сирийской и британской армий, сопровождавшаяся сражениями, в которых гибли десятки тысяч легионеров. Победу одержал ставленник дунайской армии Луций Септимий Север (193—211). Он казнил своих противников из сенатской среды и урезал права сената, запретив ему издавать законы и выбирать магистратов. Септимий Север конфисковал земли многих магнатов Галлии и Испании, которые поддерживали одного из его соперников. Часть конфискованных земель он раздал ветеранам. Септимий Север увеличил армию, набирая в нее провинциалов, прежде всего из дунайских областей: открыл провинциалам доступ к высшим военным должностям; увеличил жалованье легионерам и раздавал им подарки, что в дальнейшем стало традицией; позволил им обзаводиться семьями и вести хозяйство, живя в поселках близ лагерей. Эти меры в отношении армии способствовали укреплению муниципального землевладения. В то же время он назначал в города кураторов, которые контролировали городские финансы и взимали штрафы в пользу общеимперской казны. В связи с нехваткой денег на содержание армии, чиновников и двора основатель-династии Северов прибегал к порче монеты, что при следующих императорах III в. превратилось в систему(Во второй половине III в. серебряные монеты были лишь слегка посеребренными медными.). Умер Септимий Север в Британии во время похода против живших на территории современной Шотландии кельтских племен скоттов и пиктов, прорвавшихся через вал Адриана на земли римской провинции. Престол он завещал двум своим сыновьям, но, убив брата, власть захватил старший из них — Марк Аврелий Антонин, по прозвищу Каракалла (211—217).

В 212 г. эдиктом (указом) императора Каракаллы все свободное население империи, проживавшее на землях городов, получило право римского гражданства. Этот эдикт, первоначально, возможно, преследовавший цель унификации налогообложения, по-видимому, способствовал скорейшей концентрации земельной собственности, так как римский гражданин не мог завещать землю перегрину (негражданину), теперь же такое ограничение для многих людей отпало. Эдикт Каракаллы содействовал быстрой романизации провинциального населения. Можно полагать, что с ним связан тот факт, что в III в. в состав провинциальной (а позже и столичной) знати вошло значительное количество сравнительно слабо романизованного населения, видимо раньше составлявшего родоплеменную знать, тогда как в первые два века н. э. верхушка общества западных провинций состояла из выведенных в колонии италиков и римлян, а также из наиболее романизованных представителей местной знати, в общем составлявшей меньшинство по сравнению с пришлыми колонистами.

Однако по эдикту 212 г. римского гражданства не получили многочисленные племена, жившие вне городских территорий. В частности, в придунайских, прирейнских и североафриканских областях сельские жители, не приписанные к городам, и после 212 г. оставались Перегринами. Процесс повышения правового статуса некоторой части свободного населения столкнулся со встречным процессом утверждения несвободы большинства населения империи, что век спустя привело к началу закрепощения больших групп населения.

Последний представитель династии Северов — Александр Север (222—235) — ограничил расходы на армию, землю для поселения ветеранов отводил в отдаленных пограничных областях. В армии возник заговор, и император был убит.

Престол занял ставленник армии Максимин (235—238), который преследовал сенаторскую знать и старался снискать популярность у солдат, но в конце концов был ими убит. Далее следует непрерывное чередование императоров, выдвигаемых то армией, то сенатом. Внутри империи углубляется экономический кризис, на рейнской и дунайской границах усиливаются нападения варваров, на востоке постоянно возникают тяжелые войны с державой Сасанидов — Ираном.

Критическое для Римской империи положение создалось в середине III в. Готы перешли Дунай и вторглись в Мёзию и Фракию. В борьбе с ними погиб император Деций (249—251). С 251 г. в течение полутора десятилетий восточные провинции империи были охвачены эпидемией чумы.

В правление Валериана (253—260) и его сына и соправителя Галлиена (253—268) готы и другие, союзные с ними племена продолжали опустошительные набеги на придунайские провинции. Племенные союзы франков и алеманнов совершали набеги из-за Рейна на Галлию, доходя до Пиренеев. На востоке перешла в наступление держава Сасанидов — царь Шапур I вторгся в Месопотамию. Римляне потерпели сокрушительное поражение в решающем сражении у г. Эдессы в Северной Месопотамии, император Валериан попал в плен. Борьба между Римом и Ираном за Месопотамию продолжалась и в дальнейшем — до конца существования Римской империи; шла она с переменным успехом, но неизменно сопровождалась разграблениями страны между Тигром и Евфратом со стороны обеих великих держав.

Галлиен попытался выправить положение империи. Он оказывал поддержку городам, стремился ограничить произвол чиновников, прекратил преследования христиан, проводимые Децием и Валерианом, провел реформу конницы (разрозненные конные отряды, придававшиеся легионам, были сведены в особые крупные части), продиктованную тем обстоятельством, что конница была главной ударной силой врагов империи — Ирана и варваров. Опорой Галлиена была армия, но сенат ненавидел его.

Земельные магнаты в провинциях поднимают мятежи и пытаются отделиться от империи. Галлия, Испания и Британия отпали от Рима, образовав самостоятельную Галльскую империю с центром в Трире. Ее первый император, Постум (258—268), взял в свои руки борьбу с наступавшими из-за Рейна германскими племенами, для чего использовал наемников, набираемых среди германцев же.

Оборону против Ирана возглавил Оденат, правитель независимого города-оазиса Пальмиры, расположенного на востоке Сирии. В 262 г. он одержал крупную победу над персидскими войсками, вторгшимися в Сирию и Малую Азию, после чего Галлиен признал его вождем и императором Востока и передал ему римскую армию, находившуюся там. Вскоре погибшего Одената сменила его вдова Зенобия, энергичная и честолюбивая женщина. Она захватила Сирию и Египет, порвала с Римом и заключила союз с Ираном. Итак, почти одновременно Рим лишился ряда западных в восточных провинций.

В Галлии в 60-х годах III в. началось восстание багаудов («борцов»), как называли себя восставшие крестьяне, колоны и рабы. Они нападали на богатые усадьбы и даже на города. Напуганный этим восстанием, а также, возможно, и недовольством галльских городов, последний правитель Галльской империи, богатейший магнат Тетрик, в 273 г. перешел на сторону римского императора Аврелиана (270—275). Римские войска разбили армию Галльской империи. Галлия и Испания были возвращены под власть Рима. Однако восстание багаудов продолжалось. Они выбрали своих императоров, Элиана и Аманда, создали армию, чеканили монету. Их центром была крепость при впадении Марны в Сену, близ Лютеции (ныне Париж). Подавленное при Диоклетиане в 80-х годах III в., движение багаудов вспыхивало и позже. Во второй половине III в. происходили также вооруженные выступления крестьян и колонов в Северной Африке, где в связи с ростом крупного землевладения разрушались свободные сельские общины и усиливалась эксплуатация мелких держателей земельных наделов.

В 273 г. Аврелиан разрушил Пальмиру и вернул под власть Рима восточные провинции. Правительница Пальмиры Зенобия была в цепях проведена по Риму в триумфальном шествии Аврелиана.

Но полного восстановления империи не произошло: под натисском варварских племен Аврелиан вынужден был отвести легионы и часть колонистов из Дании на правый берег Дуная. Дакию захватили готы, сарматы и маркоманны. Для защиты от варваров, нападения которых стали реальной угрозой и для Италии (в 271 г. Аврелиану пришлось отражать набег алеманнов, вторгшихся в Северную Италию), Рим был обнесен новой крепостной стеной.

Разорение муниципальных кругов привело к тому, что много городских земель оказалось пустующими. Аврелиан возложил на оставшихся в городах землевладельцев ответственность за сбор налогов с пустующих земель. Если же они не могли обеспечить обработку этих земель и поступление налогов с них, предписывалось присоединять заброшенные земли к владениям соседних городов или магнатов, которые могли бы их заселить и обеспечить сбор государственных налогов. Таким образом, города теряли свои земли и слабели, а владения и политическое влияние магнатов расширялись. Аврелиан раздавал магнатам западных провинций пленных, обращаемых в колонов. Так намечался союз императорской власти с земельными магнатами, получивший дальнейшее развитие при Диоклетиане и Константине. Пока же сенат был недоволен деспотическими замашками Аврелиана, и один из заговоров закончился убийством этого императора.

Борьба рабовладельческой и феодальной тенденций в III в., проявившаяся в антагонизме двух основных группировок господствующего класса, в народных движениях и в наступлении варваров, была началом социальной революции, которая в последующие века привела к полному крушению рабовладельческой формации во всем Средиземноморье.

Категория: ДОМИНАТ | Добавил: konan (14.11.2008)
Просмотров: 2078 | Рейтинг: 2.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]