Государственное управление Египта (Позднее Царство) часть 1

Государственное управление


Вполне очевидно, что социально-экономическая система, сложившаяся в эллинистическом Египте, требовала наличия мощного государственного аппарата власти. Сложившиеся и восходящие к глубокой древности формы древнеегипетской деспотии, с неограниченной властью фараона, с развет­вленным аппаратом многочисленных чиновников, активным вмешательством в хозяйственную жизнь были сохранены Птолемеями. Но в то же время бы­ли привнесены новые греческие элементы организации государственной власти. Фактически «в Египте, так же, как и во многих эллинистических государствах, утвердилась та форма монархии, которую можно определить как эллинистическую монархию, сочетавшую в себе как элементы восточной деспотии, так и некоторые институты полисного строя и македонской при­митивной монархии» [54, С.305]. Что же представляла собой система государствен­ного управления в эллинистическом Египте?

Основу государственной власти в Египетском государстве составляла царская династия Птолемеев (323/305-30 гг. до н.э.), которая была основана Птолемеем, сыном Лага1, одним из диадохов, бывшим полководцем и тело­хранителем Александра Македонского.

Все 14 царей, принадлежавших к царской династии, носили имя Птолемей. Как считает Г. Бенгстон, имя «Птолемей» происходит от греческого слова «polemos», т.е. «война», и означает «Воинственный»   [11, С.29].

Цари официально различались по именам, которые они получали при восшествии на престол. За исключением двух первых, Птолемея I Сотера (323/305-283 гг. до н.э.) и Птолемея II Филадельфа (282-246 гг. до н.э.), все Птолемеи либо сразу после прихода к власти, либо несколько позднее присоединяли к своему личному имени те или иные тронные имена, которые впоследствии становились культовыми именами, о чем будет сказано ниже. Как правило, при установлении тронных царских имен Птолемеи ограничивались одним, двумя или тремя звучными элементами: Сотер «спаситель», Филадельф«любящий сестру», Эвергет«благодетель», Филопатор «любящий отца», Филометор «любящий мать», Эпифан «тот, который является как Бог» и ряд других [74, С.11].

Царицы династии Птолемеев носили имя Клеопатра. По мнению Г. Бенгстона, имя «Клеопатра» означает «Славная своим отцом» [11, С.323]. На протяжении всей истории эллинистического Египта царицы играли большую роль в поли­тической жизни страны. Клеопатры I-VI в разное время являлись регент­шами или соправительницами своих мужей-царей. Но только Клеопатре VII Великой (51-30 гг. до н.э.)2, получившей тронное имя Теа Филопатора («Богиня, Любящая отца»), удалось сосредоточить в своих руках всю полноту царской власти и управлять Египетским государством в 40-30-х гг. I в. до н.э. в качестве едино­личного правителя.

При составлении любых официальных или частных документов полно­стью указывалось тронное имя царя или царицы. И фактически тронные  имена не только давали возможность различать царей и датировать со­бытия, но и, как считает А. Кравчук, создавали вокруг их носителей ореол божественности [74, С.12].

В существовании культа божественности царей Птолемеев прослежи­вается влияние греческих идей, а также то, что правящая династия же­лала иметь для своего правления определенную базовую основу. В Египте такой основой явилась идея божественности царей, которая берет свое начало с создания божественного культа Александра Македонского. Одна­ко еще  задолго до Александра некоторые греки провозглашались бога­ми, и им при жизни воздавались религиозные почести [84].

В настоящее время обожествление эллинистических правителей, в т.ч. и царей и цариц из династии Птолемеев, рассматривается и как чисто политический акт, и как проявление сервилизма со стороны городов, и как почитание мощи и удачи полководца, вера в его харизму, и как простое выражение благодарности, и, наконец, как своеобразное смешение религии и политики. Истоки царского культа видели в обожествлении фараонов Древнего Египта, в представлении о божественной природе «царственности» в Передней Азии, в греческом культе героев, в первобытном преклонении перед маной вождей [175, С.224].

По мнению же И.С. Свенцицкой, «влияние восточных традиций бесспорно, но при рассмотрении царских культов необходимо учитывать ту специфическую социально-психологическую атмосферу, которая существовала в эллинистических полисах и способствовала восприятию именно этого влияния» [175, С.224]. Так, если в доалександрийскую эпоху в Греции оказание божеских почестей живым людям было достаточно редким явлением, то в период завоеваний Александра Македонского и борьбы диадохов древнее почитание вождей, свойственное как грекам, так и восточным народам, традиции культа героев, желание сохранить покровительство вождя – все это в специфической социально-психологической обстановке выразилось в преклонении перед удачливыми полководцами [175, С.224].

Прецедентом созда­ния официального культа божественного царя для эллинистического мира послужило формирование официального культа Александра Македонского, который был учрежден Птолемеем I Сотером (323/305-283 гг. до н.э.) вскоре после его воцарения в 305 г. до н.э. Так, в Александрии Египетской Александра Македонского почитали и как Бога, и как героя – «основателя города». В 280 г. до н.э. Птолемей II Филадельф (282-246 гг. до н.э.) устроил в Александрии празднество религиоз­ного характера в честь своего отца. Тем самым был установ­лен принцип, согласно которому цари, подобно Александру Македонскому, после смерти, а иногда и при жизни официально становились богами.

Фактически именно при Птолемее II Филадельфе (282-246 гг. до н.э.) произошло окончательное оформление куль­та божественности царя. Он стал носить официальный характер, а также был распространен на еще здравствующих царей и их покойных предшественников.  В частности, в 270 г. до н.э. Арсиноя II, вторая жена Птолемея II , была обожествлена мужем после ее смерти. Культ Арсинои II быстро распространился по всей территории Египетского царства и, прежде всего, в Арсиноитском номе, который находился в Фаюмском оазисе и был назван в честь царицы. Центр культа Арсинои II находился в Крокодилополе. 

После же смерти Птолемея II Филадельфа (282-246 гг. до н.э.) каждый очередной Птолемей официально становился при жизни богом и занимал свое место в официаль­ном божественном культе династии Птолемеев. Первое место в этом культе занимал Александр Македонский, вслед за которым шел список обожествленных ца­рей и их супруг под их культовыми именами боги Сотеры, т.е. «спасители» (Птолемей I и Береника III), боги Адельфы, т.е. «братья» (Птолемей II и Арсиноя II), боги Эвергеты, т.е. «благодетели» (Птолемей III  и Береника), боги Филопаторы, т.е. «любящие отца» (Птолемей IV и Арсиноя) и т.д. [147, С.65-66].

Так, в «Письме эпистратега Фиваиды Платона жителям Патириса», да­тированном 88 г. до н.э., сообщается «о прибытии величайшего бога спасителя царя в Мемфис...»3. В письме речь конечно же шла о царе Птолемее IX Сотере II (88-81 гг. до н.э.), на которого также был распростра­нён культ божественности Птолемеев.

В связи с этим была выдумана и своя божествен­ная родословная династии Птолемеев, согласно которой Птолемеи происхо­дили якобы от Геракла и Диониса [147, С.66].

Существовавший официальный культ обожествления царской династии прежде всего имел политический смысл, «обожествление Птолемеев слу­жило не столько целям идеологического воздействия на массы (вряд ли этот сугубо официальный культ пробудил хоть какие-нибудь религиозные чувства у их подданных), сколько укрепляло экономическую и политическую власть династии» [137, С.18].

Кроме того, цари стремились сделать свой культ выходящим за рамки отдельного государства, придать ему по возможности всеобщий характер: Птолемеев в Египте называли «правителями населённого мира» [175, С.227].

Впоследствии, когда Рим постепенно стал играть ведущую роль в эллинистическом мире, государства Восточного Средиземноморья стали переносить элементы культа царей на римские божества и почитать его полководцев. Так, культ богини Ромы почитался во многих эллинистичес­ких государствах. Позже к нему присоединилось почитание римских полководцев Фламинина и М. Аквилия. В I в. до н.э. правители римских про­винций почитались практически все, и уже Марк Туллий Цицерон тревожил­ся совершенно серьезно о том, чтобы не допустить такого культа в от­ношении собственной личности. Но в конечном итоге все вышеперечислен­ные культы растворились в официальных культах Римского государства [147, С.69-70].

Следует также отметить, что подобный Птолемеям культ божествен­ности царей был присущ царской династии Селевкидов и правителям Пергамского царства.

В целом же, в III-I вв. до н.э. для эллинистического мира были характерны 2 тенденции в развитии царского культа:

1.    Создание культов династических, которые оправдали бы легитимность династий.

2.    Создание культов полисных, выражавшихся в обожествлении отдельных царей в тех или иных городах.

Династические культы устанавливались сверху. Для них было характерно возведение династии к божественному прародителю и обожествление царей – одного за другим из данной династии. Так, Птолемеи считались преемниками фараонов – и по одному этому считались богами для египтян; но они называли себя и родственниками Александра Македонского.

Наряду с культами династическими в полисах существовали локальные культы различных царей, которые устанавливались по решению местного самоуправления и были проявлением личной связи царя и полиса. Полис обожествлял его, как правило, в знак благодарности – сначала искренней, с течением времени – традиционно-формальной [175, С.225-227].

Важной характерной особенностью династии Птолемеев являлись за­ключаемые в ее среде кровные браки. Браки между братьями и сестрами были нередки в Египте еще при фараонах. И такая весьма сильно распро­страненная практика существовала не только в правящих домах, но и в простых египетских семьях, что, как правило, имело имущественные со­ображения. Что касается фараонов, а затем и Птолемеев, то они жени­лись на своих родных и единокровных сестрах, главным образом, по поли­тическим соображениям, ибо опасались, что сестра, выйдя замуж за арис­тократа, тем самым увеличит число возможных претендентов на царский престол. С точки зрения сохранения «чистоты» династии, в этом имелся определенный смысл, однако биологически браки внутри одной семьи на протяжении нескольких поколений таили в себе угрозу здоровью предста­вителей царской династии.

Обычай кровосмесительных браков с целью сохранения чистоты царского рода Птолемеев в эллинистическом Египте был введен начиная с Птолемея II Филадельфа (282-246 гг. до н.э.). Так, например, царица Клеопатра VII Великая (51-30 гг. до н.э.), следуя тра­дициям династии Птолемеев, являлась одновременно сестрой и законной  супругой Птолемея XIII.

Власть в царстве Птолемеев передавалась по наследству – как правило, от отца к старшему сыну. При этом какие-либо исключения из этого правила были редки и обусловлены были многочисленными интригами, которые существовали при дворе Птолемеев. Так, Птолемей I Сотер (323/305-283 гг. до н.э.) сделал своим преемником узаконенного побочного сына, ставшего впоследствии Птолемеем II Филадельфом (282-246 гг. до н.э.), предпочтя его своему старшему сыну Птолемею Керавну.

Фактически неограниченная власть царей из династии Птолемеев оформилась из древневосточных, греческих и македонских социально-экономических, политических и идеологических элементов.

Цари считались неограниченными носителями власти и источником права, они устанавливали законы, не нуждаясь в том, чтобы решения их обсуждались кем-либо. Царь представлял собой как бы живой и одушевленный закон (nomos empsychos), что опять же объяснялось божественной сутью представителя династии Птолемеев. Тексты, в которых отражалась всемогущая воля царя, отличались друг от друга. Существовали законы (homoi), уста­новления  (diagrammata), указы (prostagmata), которые часто имели форму письма [87, С.48].

В связи с этим при царе действовала центральная канцелярия, со­стоявшая из двух отделений, каждое из которых возглавлялось особым царским секретаряем. Одно  ведало текущей перепиской, его возглавлял царский секретарь-эпистолограф. Различные приказы царя составлялись и редактировались в другом отделении царской канцелярии и записывались в специаль­ной журнал, так, как это было еще при дворе Александра Македонского. За­ведовал этим отделением секретарь-гипомнематограф. В обеих канцеляриях было много технических работников [121, С.83]. Помощником эпистолографа был архидикаст, который заведовал юриспруденцией.

Цари имели в своем непосредственном распоряжении аппарат придвор­ной знати и особое военное учреждение, существовавшее постоянно со времен Александра Македонского, - «агема», или царская гвардия. Это был корпус царских пажей – мальчиков знатного происхождения, обучаемых для выполнения разных поручений, и офицеров, составляющих личную гвардию царя.

Прежде чем мы перейдем к рассмотрению непосредственно государст­венного аппарата эллинистического Египта, необходимо отметить, что Птолемеи не только сохранили традиционный аппарат государственной власти, но и значительно увеличили его по сравнению с предшествующим периодом.

Таким образом, одной из особенностей функционирования Египетского государства в IV-I вв. до н.э. являлась деятельность внушительного по своим размерам бюрократического аппарата государственной власти, который был сохранен Птолемеями вплоть до римского завоевания Египта в 30 г. до н.э.

Ближайшее окружение царя – так называемый «царский двор», составляли его родственники и друзья, которые делились на ранги и которые в действительности не были его родственниками и друзьями, а являлись придворными чинами. Так, при царском дворе существовал ряд высших придворных должностей: «родст­венников», «равных по почёту родственникам», «первых друзей», «равных первым друзьям», «друзей», «преемников» и т.д.

Все они составляли круг придворной знати, и из их среды назначались руководители цент­ральных ведомств, ведающих управлением соответствующих отраслей, высшие военачальники, среди которых выделялся главнокомандующий фло­том номарх. Фактически все высшие чиновники, судьи и военные, а также царские родственники входили в состав царского двора. Это была правящая верхушка эллинистического Египта, члены которой постоянно или временно занимали высшие должности или выполняли единовременные государственные поручения, официально исходившие от царя Птолемея.

В эллинистическом Египте, кроме центральных канцелярий и судебного управления, имелся и огромный центральный оперативный аппарат. Военачальники от имени царя командовали армиями и флотом, а специальный «секретарь вооруженных сил» ведал вербовкой и оплатой воинов.

Экономическая жизнь эллинистического Египта находилась в ведении финансовой администрации, состоявшей из огромного комплекса учреждений непосредственно оперативного порядка, складов и канцелярий. В названии этого учреждения –  «басиликон» - отождествлялись царь и государственные финансы Египетского царства. Управлял им обычно самый доверенный человек царя из числа придворных – диойкет. В его руках были основные нити управления, и его пребывание у власти могло быть пресечено только царем. Обычно он действовал «именем царя Птолемея». Диойкет имел свою канцелярию и большой разнообразный и разветвленный штат подчиненных ему чиновни­ков. Так, ответственным секретарем диойкета и одновременно финансовым контролером по линии документальной канцелярской отчетности был чиновник-эклогист [121, С.83-84]. Таким образом, в эллинистическом Египте деятельность диойкета и подчиненного его юрисдикции финансового ведомства приобрела особо важный характер.

Практически все высшие должности в царской администрации эллинистического Египта были заняты греками и македонянами, тогда как чиновники среднего и низшего ранга набирались из местного населения, т.е. египтян [54, С.306].

В административном отношении вся долина Нила – так называемая «хора», которая представляла собой подавляющую часть территории Египетского царства, осталась разделенной на так называемые номы (их насчитывалось 42). Главный населенный пункт какого-либо нома, существовавшего в Египте, назывался метрополией и был его административным центром. Каждый ном состоял из более мелких административно-территориальных районов и был разделен, как правило, на 2 топархии. Каждая топархия состояла из самых низовых административных единиц, называвшихся «деревнями» (komai). При этом количество топархий и ком в разных номах эллинистического Египта являлось неодинаковым.

Особое устройство имел большой ном, расположенный в Фаюме, который назывался Арсинойским. Этот ном делился на 3 крупные части – так называемые мериды. В остальном же его подразделения не отличались от подразделений других номов эллинистического Египта.

Первоначально все номы, которые существовали в Египетском царстве, управлялись номархами. Но еще при Птолемее I Сотере (323/305-283 гг. до н.э.), как следствие завоевания эллинистического Египта греко-македонянами, рядом с древним номархом появился греко-македонский стратег, к которому постепенно перешла верховная власть в номе.

Номовая администрация была детализирована уже при Птолемее II Филадельфе (282-246 гг. до н.э.). Номовые чиновники формально подчинялись непосредственно царю, а фактически – соответствующим помощникам царя из центрального правительственного аппарата, которые находились в Александрии. Во главе нома стоял стратег, который заменил существовавшего в Древнем Египте номарха. Управление стратега фактически возглавляло, обеспечивало необходимый для правительства порядок и нормальное функционирование других номовых ведомств и канцелярий. Это была военно-административная опора Птолемеев в номе.

Таким образом, несмотря на то, что во всех номах эллинистического Египта  действовал номарх, фактически вся военно-политическая власть в номах находилась в руках стратега, а функции номарха сводились к управлению царскими владениями, т.е. номарх превращался в чиновника по сельскохозяйственному ведомству. В числе различных функций его основной обязанностью был надзор и первичная обработка целины, являвшейся обычно царской землей. Кроме того, номархи ведали обширными территориями, которые назывались номархиями и часто не совпадали с границами номов.

В Верхнем Египте, где часто происходили народные восстания, существовал отдель­ный военный правитель, стратег Фиваиды, под властью которого находи­лись стратеги различных номов (в некоторых документах он носит титул эпистратега).

Важное значение в номах эллинистического Египта приобрела должность эконома, который являлся представителем «басиликона» и непосредственно назначался диойкетом, подчиняясь ему. Эконом возглавлял финансовое ведомство в номе [114].

ЧАСТЬ 2

Категория: ПОЗДНЕЕ ЦАРСТВО | Добавил: konan (07.07.2010)
Просмотров: 2402 | Теги: государство, Древний Египет, управление | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]