Социально-классовые отношения эллинистического Египта (часть 1)

Социально-классовые отношения эллинистического Египта

 

 


Статуя вельможи Уахибра
Социально-классовые отношения в эллинистическом Египте характери­зуются большей сложностью, а его общество – расчлененностью на различные общественные группы, прослойки, сословия, опять-таки в большей степени, чем египетское общество предшествующего времени [54, С.302]. В составе господствующего класса птолемеевского Египта в целом можно говорить о двух больших социальных группах: греко-македонян и мест­ной знати. Завоевание Египта греко-македонянами, создание огромной державы Птолемеев, раскинувшейся на трех материках, хозяйственный подъем Египта и его высокий международный престиж в III в. до н.э. привели к довольно большому притоку в долину Нила иноземцев, и прежде всего греков и македонян.

Греки и македоняне рассматривались династией Птолемеев как прямая социальная опора. Из них комплектовалась большая часть армии и государственного аппарата. Развитие внешней торговли способствовало притоку в Египет, кроме греческих, торговцев со всего Восточного Сре­диземноморья, в частности евреев и финикийцев, многочисленные группы которых также входили в состав господствующего класса. Кроме того, к господствующему классу следует отнести и достаточно многочисленную про­слойку местной знати, к которой относились египетские землевладельцы, торговцы, многочисленное жречество, верхушка египетских общин. Все вышеперечисленные категории населения представляли собой довольно значительную группу египетской знати. Однако преобладающее положение все-таки занимала более могущественная и влиятельная сила греков и македонян.

С течением времени происходило известное сближение обеих фракций господствующего класса: местная знать усваивала греческий язык, получала греческое воспитание, эллинизировалась и получала дос­туп к высшим постам в армии и государственном аппарате; в свою оче­редь, эллины и другие иностранцы египтинизировались, постоянно общаясь с местным населением, усваивали неко­торые обычаи египтян, заключали смешанные браки.

Однако деление на египетскую знать и эллинскую аристократию, на египтян и эллинов сохра­нялось до конца правления Птолемеев. Эллинизированные уроженцы Египта никогда не входили в элиту царства Птолемеев. Это было причиной известного соци­ального напряжения в среде господствующего класса, которое порой выливалось в серьезные социальные столкновения [54, С.302-303]. Так, влиятельный цар­ский чиновник, египтянин по происхождению, Дионисий Петосарапис под­нял восстание и вел вооруженную борьбу в 165-164 гг. до н.э. против правительства Птолемеев.

Говоря об обществе эллинистического Египта и, в частности, о слое господствующего класса, необходимо отметить, что в царстве Птолемеев основные средства производства – земля, богатства недр, ирригационная система, собственность на важнейшие предметы потребления, в значительной мере торговля продуктами труда населения – принадлежали государству. Применяя те или иные средства принуждения, оно определяло условия труда и распоряжалось его продуктами. Поэтому отношение к государству в основном и определяло положение человека в производстве. Это обстоятельство и заставляет, как считает К.К. Зельин, рассматривать как нечто единое перечисленные выше различные общественные элементы: все они были связаны в большей или меньшей степени, так или иначе с государственным хозяйством, все они использовали в своих интересах государственный аппарат, жили за счет труда населения, занятого в сельском хозяйстве или ремесле. Их интересы были теснейшим образом связаны с интересами правительства Птолемеев, которое опиралось в своей политике на них [47, С.112].

В обществе эллинистического Египта большую роль играла и многочисленная группировка воинов – так называемых клерухов, среди которых, учитывая их этническую принадлежность, следует выделить катэков (греко-македонян) и «махимой» (египтян).

Фактически «махимой» принадлежали к низшим разрядам армии Птолемеев. Они владели маленькими участками земли, обычно от 5 до 10 арур, и большей частью лично обрабатывали их. Иногда же, помимо своей земли, «махимой» арендовали еще и участки «царской земли». От греческих и македонских воинов – так называемых катэков1, владевших довольно крупными клерами, «махимой» отличались не только размерами земельных наделов, но и тем, что их землевладение было менее гарантированным [44, С.298-302].

В среде «махимой», т.е. клерухов, которые являлись уроженцами Египта, выделялось 2 группы:

1.    «Избранные», которые владели земельными наделами в 10 арур;

2.    Все остальные «махимой», имевшие во владении значительно меньшие по размерам участки земли, чем «избранные».

И если положение «избранных» в экономическом отношении было достаточно устойчивым, то положение всех прочих «махимой» было крайне бедственным [144, С.70].

Наряду с «махимой» сходное с ними положение в обществе эллинистического Египта занимали моряки, а также беднейшие греческие воины. В частности, моряки использовались в горном деле  [47, С.70].

В птолемеевском Египте усложнилась и структура основных классов-про­изводителей.

В частности, возросло общее число рабов и их роль в производстве. Во вновь организованных поместьях, возникших на царственных землях и землях клерухов, рабский труд занимал довольно значительное место. Благодаря папирусам из архива Зенона известно, что рабовладельческие от­ношения развивались и в сельском хозяйстве эллинистического Египта. В частности, приводится пример поместья диойкета Аполлония, возникшего на дарственных землях Птолемея II Филадельфа (282-246 гг. до н.э.)2. В средних и круп­ных ремесленных мастерских рабы трудились совместно с юридически сво­бодными людьми [54, С.302-303]. Но К.К. Зельин указывает, что «рабы в сельском хозяйстве встречаются преимущественно в таком крупном имении, каким было поместье Аполлония… рабский труд в области сельского хозяйства применялся в Египте прежде всего крупными землевладельцами; для средних по величине и небольших участков, не говоря о землевладении крестьянского типа, на рабов, занятых на полях или виноградниках, указаний не встречается» [44, С.129-130]. Однако важно, что в птолемеевском Египте все-таки наблюдается (хотя и в ограниченных масштабах) становление рабовладельческих отношений античного типа, ранее мало из­вестных в этой стране.

И тем не менее вопрос о роли рабства в эллинистическом Египте до настоящего времени остается дискуссионным, и по существу можно говорить о двух точ­ках зрения, существующих в отечественной и зарубежной историографии. Одни, в той или иной мере, подчеркивают ведущую роль рабского труда во всех отраслях производства экономики эллинистического Египта. Так, исследователи  А.Б. Ранович и В.В. Струве считают, что в эллинистическом Египте рабство играло значительную роль в системе про­изводственных отношений царства Птолемеев и являлось преобладающим фактором развития производительных сил [123; 124;  144].

Другие отстаивают значение традиционных форм эксплуатации населе­ния, признавая (отечественные историки) или не признавая (зарубежные историки, У. Уэстерман и другие) определяющее влияние рабовладельческих от­ношений.

К ним относится  и исследователь К.К. Зельин, который, однако,  более осто­рожен в оценке роли рабства в социально-экономической структуре элли­нистического Египта. Он утверждает, что рабство в его античной форме имело ограниченное распространение в эллинистическом Египте, но оно на­ложило весьма заметный отпечаток на традиционные формы эксплуатации на­селения Египта. Кроме того, он считает, что характерными особенностями рабовладельческих отношений в эллинистическом Египте были наличие форм рабства, унаследованных от глубокой древности, и значительная роль го­сударства в регулировании рабовладельческих отношений. Античные формы рабства и работорговля развивались главным образом в полисах, прежде всего в Александрии Египетской. Для выво­да о широком применении рабского труда в основной отрасли египетской экономики - сельском хозяйстве, по мнению К.К. Зельина, нет достаточных оснований, поскольку «рабы в эллинистическом Египте не представляли преобладающей силы» [44, С.104-160].

Кроме этого, исследователь А.И. Павловская в сборнике «Рабство в эллинистических государствах в III-I вв. до н.э.» дает несколько отлич­ную от вышеозначенных характеристику рабовладельческих отношений в эл­линистическом Египте. Она утверждает, что «папирусы дают весьма проти­воречивую картину социально-экономической значимости рабства в эллинис­тическом Египте... среди юридических памятников птолемеевской эпохи за­конодательство о рабах занимает сравнительно большое место. Это заставляет предполагать важную роль рабовладельческих отношений в социальной структуре государства Птолемеев. Но в то же время в необъятном количест­ве деловых документов этого времени папирусы, касающиеся рабства, со­ставляют очень скромную, можно даже сказать, мизерную роль. Из этого естественно вытекает вывод о том, что в экономической жизни страны раб­ство не имело существенного значения. Такое же двойственное представление складывается и при анализе содержания тех папирусов, где речь идет о рабах: данные о применении рабского труда в сельском хозяйстве и ремеслах очень скудны и неопределенны, а вместе с тем ясно вырисовы­вается тот факт, что рабы являются неотъемлемой частью повседневной жизни и быта средних и высших слоев населения Египта» [13, С.306].

Причину же ограниченного применения рабского труда в эллинистическом Египте А.И. Павловская раскрывает следующим образом: «Поскольку, по данным папирусов, эксплуатация царских земледельцев и ремесленников преобладала над другими видами эксплуатации, т.е. была экономически более эффективной, то, очевидно, степень эксплуатации (т.е. отношение прибавочного труда к необходимому) этих категорий работников была выше, чем наемного труда, и, по-видимому, ниже рабского на величину, не превышающую той части прибавочного труда, которая шла на погашение цены раба. В этом соотношении степени эксплуатации труда рабов, наемных работников и труда царских земледельцев и ремесленников, возможно, и следует искать причину ограниченного использования рабского труда в основных отраслях производства. При одинаковой выгодности для хозяйства обоих видов труда, использование труда зависимых земледельцев и ремесленников снимало с собственника земли и ремесленных орудий заботу о воспроизводстве рабочей силы, т.к. в условиях Египта даже столь высокая степень эксплуатации позволяла работникам содержать семью. Поэтому широкое применение рабской силы в земледелии и ремесле, видимо, было возможно в Египте лишь при значительно более низких, чем в эллинистическом мире, ценах на рабов. Но и в этом случае оно натолкнулось бы на традиционные сложившиеся формы экономических отношений, коренное изменение которых означало бы крушение всей социальной структуры египетского общества» [13, С.307-308].

Действительно, большую часть основных производителей материальных благ в эллинистическом Египте составляли  не рабы, а мелкие  земледельцы («царские земледельцы») и ремесленники. Поэтому следует говорить о том, что рабство в экономике эллинистического Египта не являлось преобладающим фактором развития производительных сил.

Это отмечает и исследователь Н.Н. Пикус, утверждая, что «характерной особенностью эллинистического Египта было широкое рас­пространение в сельском хозяйстве и в ремесленном производстве труда местного непривилегированного населения и сравнительно небольшого учас­тия в этих отраслях труда рабов» [121, С.5]. И далее Н.Н. Пикус конкретизирует дан­ное положение и отмечает, говоря о Египте, что «местные особенности выражались прежде всего в массовом применении труда юридически свобод­ных, но неполноправных подданных, многочисленных лаой3 царских земледельцев и ремесленников» [121, С.79].



1 Катэки высшая категория воинов-колонистов (клерухов) в эллинистическом Египте, которые получали за службу в армии царства Птолемеев значительные по своим размерам участки земли. Во II в. до н.э. катэки оформились в привилегированный слой сельского населения.

2 См., напр.: Папирус 259 г. до н.э.; Папирус 259/8 г. до н.э. из Филадельфии; Папирус 258/7 г. до н.э. из Филадельфии; Папирус 256 г. до н.э. // Хрестоматия по истории Древней Греции / Под ред. Д.П. Каллистова. М., 1964. С.555-557.

3 Лаой (с греч. «люди, население») – основная масса местного населения в эллинистическом Египте (и в царстве Селевкидов), жившая в деревнях – т.н.комах и занятая преимущественно обработкой «царской земли». (Отсюда «лаой» называют также и «царскими земледельцами».)


ЧАСТЬ 2

Категория: ПОЗДНЕЕ ЦАРСТВО | Добавил: konan (07.07.2010)
Просмотров: 1312 | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]