Историография истории Древней Греции (часть 2)

Довольно активно разрабатывались различные проблемы экономической истории Древней Греции. Сформировались две основные концепции: модернизации античных отношений по образцу капиталистических и концепция особого пути развития античного общества, отличного от капитализма. Наиболее авторитетным представителем зарубежной науки 20—40-х годов XX в. стал выдающийся русский историк, переехавший в США и ставший профессором Иельского университета М.И. Ростовцев. В трехтомном труде о социально-экономической истории эллинистического мира (1941) он дал исчерпывающее для своего времени и сохраняющее свое значение до сих пор исследование самых разных сторон экономических и социальных отношений эллинистического мира. Глубокий анализ древнегреческой экономики был дан также видными французскими историками Ж. Тутеном («Античная экономика», 1927) и Г. Глотцем («Труд в Древней Греции. История греческой экономики», 1920), немецким ученым Ф. Хайхельхаймом («Экономическая история древнего мира», 1938). Однако анализ новых материалов показывает бесперспективность и несоответствие фактам этого влиятельного с начала XX в. направления. В работах голландца X. Болькенштейна «Греческая экономика золотого века» (1923; 1958), английского ученого X. Митчела «Экономика Греции» (1940) о модернизации хозяйственных отношений говорится уже весьма умеренно, подчеркивается известная примитивность экономики, авторы предпочитают больше излагать фактический материал. С острой критикой модернизации древней истории, в том числе и экономики, выступили такие крупные историки, как Э. Билль (Франция) и особенно английский ученый М. Финли, которому принадлежит большое количество исследований по самым различным проблемам истории Древней Греции (история рабства, аграрные отношения, социальная и политическая история). Большой интерес представляет его концепция античной (в том числе и греческой) экономики, которую он развивает в обобщающей работе «Античная экономика» (1973). По его мнению, античная экономика по существу отличалась от капиталистической настолько, что к ней нельзя даже применить экономические понятия «капитал», «капиталовложение», «продукция», «спрос», «предложение». Античный город был центром потребления, а не производства, а основой экономики было натуральное хозяйство ойкоса, изолированное от других. В обществе не могла сформироваться государственная экономическая политика, а потому не было и борьбы за рынки сбыта и источники сырья. Целью же производства являлось не получение прибыли, дополнительной продукции, а прежде всего самообеспечение занятых в конкретном замкнутом ойкосе работников. Французский ученый Э. Билль и американский историк Честер Старр в целом разделяют антимодернистскую концепцию Финли, хотя они, особенно Старр, считают возможным применять экономические понятия «продукция», «прибыль», «вложения» при анализе хозяйственной жизни Древней Греции. В целом концепция своеобразия античной экономики, ее коренного отличия от капиталистической получает все большую поддержку в современной зарубежной науке, хотя в такой обобщающей работе, как «Экономическая история Европы» (1972), экономика Древней Греции, так же как и Древнего Рима, подается с позиций довольно модернизаторских, вплоть до утверждения, что Афины V—IV вв. до н. э. напоминают Лондон XIX в.

Одна из ключевых проблем древнегреческой истории — проблема рабства, степень его распространения, его роль в производстве и обществе — в 30—40-е годы XX в. почти не привлекала внимания. Однако в 50—70-х годах она приобрела большое значение и стала одной из популярных историографических проблем. Наиболее крупными направлениями в изучении античного (и древнегреческого) рабства стали школы американского ученого У. Уэстермана и немецкого ученого И. Фогта. У. Уэстерман активно занимался проблемой рабства в древности в 20—30-х годах, и результатом его штудий стала публикация обобщающего труда «Рабские системы греко-римской древности» (1955). В этой работе он доказывает слабую распространенность рабства, неплохое общественное положение рабов и опровергает вывод о рабовладельческом характере античной цивилизации. Концепцию Уэстермана поддерживают А. Джонс и Ч. Старр.

Большое влияние в науке 50—70-х годов приобрела группа западногерманских специалистов во главе с И. Фогтом. Они выпустили свыше двух десятков монографий по различным проблемам античного рабства (об источниках рабства, положении рабов в обществе, техническом прогрессе и рабстве, о рабстве в горном деле, восстаниях рабов и др.). Для школы И. Фогта характерен более внимательный и глубокий анализ фактического материала, который привел к констатации значительной роли рабства в античном обществе и производстве.

Новый поворот в изучении рабства в античной Греции наблюдается в трудах М. Финли — он рассматривает его в широком контексте социальных отношений. По его мнению, роль рабства в Греции была велика уже со времен Гесиода, т. е, с начала VII в. дон. э., а рабство было одним из элементов греческой цивилизации, причем он полагает, что дошедшие случайные цифры не показывают в полной мере большую роль рабов в греческом мире. Однако М. Финли считает, что нельзя говорить о классе рабов так же, как и о классах греческого общества вообще. Общественная структура античных обществ, с его точки зрения, представляет собой целый комплекс многих социальных групп, статусов, сословий, не объединенных какими-либо общими признаками. Само рабство было одной из многих форм зависимости, известных в древности, которое лишь на короткий срок и лишь в ряде регионов (как, например, в Афинах) вытеснило другие категории неполноправных работников. Обстоятельные и глубокие исследования по социальной истории греческого общества II тысячелетия — первой половины I тысячелетия до н. э. принадлежат английскому ученому Дж. Томпсону, который проследил процессы классообразования, социальных взаимоотношений, положение в обществе разных классов и социальных слоев. Для него развитие производства является определяющим фактором социальной стратиграфии, а движущей силой исторического прогресса — социальные противоречия. Изучение социальной истории находится в центре внимания влиятельной школы французских специалистов во главе с П. Левеком, которая сложилась в Безансонском университете. Представители этой школы издали около трех десятков монографий и сборников по различным проблемам истории, включая и социально-политическую, рабский труд в ремесле и сельском хозяйстве, положение крестьянского населения в древнем обществе, роль женщины, разные формы зависимости, удельный вес родовых объединений в государственной и социальной структуре и др.

Несмотря на увеличивающееся количество работ по социально-экономической истории, преобладающее внимание в современной историографии уделяется проблемам политической истории. Политическая история Греции исследуется по нескольким направлениям. Прежде всего это изучение различных аспектов афинской демократии (П. Клоше, К. Моссе, А. Джоунз, Р. Мейгз и др.), которая сейчас трактуется не столь односторонне, как прежде, без идеализации или в очернительных тонах, а как явление сложное и внутренне противоречивое, обращается внимание на ее прогрессивные и негативные стороны, на сам механизм действия демократических учреждений, ее социальные основы.

Увеличилось количество работ по истории Спарты (X. Митчел, Дж. Хаксли, В. Форрест). Новые точки зрения на раннюю историю Спарты позволили показать более сложный и противоречивый генезис спартанского общества и государства, чем это было принято в предшествующей историографии, в которой господствовали концеп- ции, восходящие в конечном счете к античной традиции о Ликурговой Спарте. Ранняя Спарта рассматривается как развивающееся общество, движение которого было приостановлено в VI в. до н. э., после чего оно превратилось в застойную социально-экономическую систему с господством грубого милитаризма, осуществляющего прежде всего контроль за многочисленными илотами (Хаксли). Если Афины, Коринф и другие торгово-ремесленные города считались центрами античного капитализма, то модернизация спартанской истории проявляется в том, что она трактуется как феодальное общество (Митчел).

Обобщением многих конкретных исследований греческой государственности являются работы Дж. Ларсена «Представительное правление у греков и римлян» (1953) и В. Эренберга «Греческое государство» (I960, 1969, т. 1—11). В этих работах анализируются разные формы государственности, пути ее становления, изменения характера государства в классическое и эллинистическое время. Государственность для Ларсена и Эренберга — самодовлеющая сила, не только не зависимая от общества, но и стоящая над обществом и направляющая его развитие.

Следует отметить, что в зарубежной историографии 50—70-х годов формируется школа специалистов, которая изучает древнегреческую историю с материалистических позиций или близких к ним. Английские и американские историки Дж. Сэн Круа (труды по истории Пелопоннесской войны, «Карл Маркс и история классической античности»), П. Картледж (работы о ранней Спарте), Р. Педгаг («Классы и общество классической Греции»), М. Уазен («Классовая борьба в древней Греции») исследуют кардиальные проблемы древнегреческой истории, признавая важную роль способа производства в развитии социально-политических структур, социальных противоречий в древнегреческом обществе.

В 80—90-х годах исследования проводились по различным периодам, по многим аспектам и практически по всем регионам греческого мира. Получила продолжение и большую интенсивность такая форма исследований, как организация многочисленных симпозиумов и тематических конференций, в рамках которых специалисты многих научных центров, археологических институтов и университетов подводили итоги последних научных разработок. Как правило, итогом таких интернациональных конференций становится издание трудов, многотомных изданий, своего рода коллективных монографий, представляющих серьезный вклад в историографию проблемы. Так, например, практически ежегодно собираются конференции в Таранто по проблемам Великой Греции. По этим материалам была осуществлена 4-томная публикация «Великая Греция» под редакцией П. Карателли (1985—1990), представляющая собой сводку последних разработок в этой части греческого мира. По результатам международных конгрессов, посвященных изучению истории Пелопоннеса, проводимых в 80-х годах в г. Каламита, изданы 3 тома современных исследований (1987—1988).

Некоторые конгрессы проводились по проблемам, относительно неполно изученным в современной историографии. Например, в Пизе и Сиене в 1988 г. прошел симпозиум по теме греческого права классического и эллинистического времени, материалы которого были опубликованы в 1990 г.

Из научных проблем, вышедших на одно из приоритетных мест в современной историографии Древней Греции, можно назвать такие: вопросы экологии, исторической географии и демографии. Исследуются освоение человеком окружающей природной среды и развитие соответственно разных сфер экономики, взаимодействие человека, отдельных коллективов и природного ландшафта, роль моря, горных цепей в жизни отдельных полисов, негативное влияние человеческого и социального фактора на природу, проблемы экологических катастроф, продолжительность жизни, состояние здоровья общества и влияние его на культурные процессы. В этой области появились фундаментальные исследования: работы О. Ракхэма об исторической экологии Беотии (1983), работа М. Хансен «Демография и демократия» (1986), обобщающий труд Р. Саллареса «Экология в древнегреческом мире» (1991), Дж. Тергуд «Человек и средиземноморский лес» (1981), Р. Осборн «Классический ландшафт» (1987). К тому же экологические проблемы занимают все большее место в общих работах, освещающих разные периоды древнегреческой истории, таких, как, например, книга Снодграсса «Археология Греции» (1987), сборник «Греческий город», изданный под редакцией О. Меррея, работа М, Джеймсона о сельском хозяйстве в Древней Греции (1988,1991), труд П. Гарней «Голод и производство продовольствия в греко- римском мире» (1988) и ряд других исследований. Видимо, это направление в историографии Древней Греции будет преобладать в ближайшие годы.

Из работ общего характера, вышедших в последние годы, можно отметить серию монографий ведущих специалистов по разным временным периодам, которые в совокупности дают современное представление об истории Греции с конца микенской цивилизации до конца эллинистической эпохи (О. Меррей. Ранняя Греция, 1993; Дж. Девис. Демократия и классическая Греция, 1993; Ф. Уолбенк. Эллинистический мир, 1992), изданные в рамках единой серии под общей редакцией Освина Меррея.

4. Отечественная историография античности (1917—1996). После Октябрьской революции 1917 г. отечественная историческая наука стала развиваться на основе марксистско-ленинского учения об обществе, ставшего официальной общественной доктриной, причем особое значение приобрело использование идей В.И. Ленина, в частности его концепции революции, решающей роли классовой борьбы, понимания государства как аппарата насилия одного класса'над другим. Однако разработка истории древнего мира, в том числе Древней Греции, на основе марксистсколенинской идеологии была сложным процессом. Во многих работах ученых 20-х годов ощущалось сильное влияние популярных концепций европейской историографии, в частности циклической теории Эд. Мейера, ойкосной теории К. Бюхера, взглядов М. Вебера. Основы марксистского антиковедения были заложены трудами А.И. Тюменева, B.C. Сергеева, С.И. Ковалева. Важное место в разработке новой концепции древнегреческой истории в 20-е годы заняли исследования А.И. Тюменева. В нескольких монографиях («Очерки экономической и социальной истории Древней Греции», 1920—1922, т. I—HI; «Существовал ли капитализм в Древней Греции?», 1923; «Введение в экономическую историю Древней Греции», 1923) он предложил новое понимание социально-экономических отношений в Древней Греции, определил специфику древнегреческой экономики, классовой и социальной структуры, подвергнув критике как модернизм Эд. Мейера, так и ойкосную теорию К. Бюхера.

Большое внияние на становление марксистского антиковедения оказала проведенная в конце 20-х — начале 30-х годов дискуссия об общественно-экономических формациях. В ее ходе были разработаны основные положения теории рабовладельческой общественно-экономической формации, которая охватывала общества Древнего Востока, Древней Греции и Древнего Рима. В ряде работ С.И. Ковалева («Об основных проблемах рабовладельческой формации», 1933; «Проблемы социальной революции в античном обществе» и др.) и А. В. Мишулина («О воспроизводстве в античной общественной формации», 1932) были разработаны методологические аспекты рабовладельческой формации, ее сущность, особенности и главные факторы развития. Общая разработка истории Древней Греции как рабовладельческого общества была предпринята B.C. Сергеевым и С.И. Ковалевым в учебниках для исторических факультетов государственных университетов, которые были изданы в 30-х годах. Эти обобщающие работы создавались на основе более конкретных разработок различных проблем древнегреческой истории. К.М. Колобова сосредоточила свои усилия на анализе сложной и важной проблемы становления классового общества и государственности на о. Родос и в Аттике. Ценные трупы по социально-экономической проблематике были изданы О.О. Крюгером («Общий очерк социально-экономической истории эллинизма», 1934; «Сельскохозяйственное производство в эллинистическом Египте», 1935), Р.В. Шмидт (о горном деле и металлообрабатывающем производстве, 1935; о положении пенестов в Фессалии). В многочисленных работах СЛ. Лурье ставились различные проблемы политической истории Аттики и греческой науки (серия монографий «Демокрит», «Архимед», «Геродот», «Очерки по истории античной науки»).

По некоторым фундаментальным проблемам древнегреческой истории развернулись оживленные дискуссии. В конце 30-х годов обсуждалась проблема сущности древнегреческого общества во II тысячелетии до н.э. Б.Л. Богаевский отстаивал точку зрения о наличии бесклассового общества в крито-микенском мире, в то время как B.C. Сергеев придерживался концепции раннерабовладельчсских отношений и наличия государственности в Греции II тысячелетия до н. э., которая была разрушена дорийским завоеванием в конце II тысячелетия до н. э. Дешифровка линейного письма Б, изучение документов II тысячелетия до н. э. в 50—60-х годах подтвердили научные позиции B.C. Сергеева.

Весьма дискуссионными стали основные проблемы эллинистического общества, сам характер эллинизма. Дискуссия 1953 г. выявила разные точки зрения. B.C. Сергеев, С.И. Ковалев, А.Б. Ранович («Эллинизм и его историческая роль», 1950) рассматривали эллинизм как более высокий по своему социально-экономическому, политическому и культурному содержанию этап древнегреческой истории, чем предшествующие периоды, видели наличие многих общих черт в эллинистических обществах и государствах, в то же время К.К. Зельин понимал сущность эллинизма как конкретно-историческое сочетание древнегреческих и древневосточных элементов в каждой стране эллинистического мира. В I960 г. К.К. Зельин выпустил капитальное исследование о земельных отношениях в поэднеэллинистическом Египте, где был дан не только самый фундированный анализ аграрных отношений в Египте, но и поставлен ряд принципиальных вопросов теоретического характера (о роли товарного и натурального хозяйств, разных формах зависимости, роли экономических и внеэкономических форм принуждения и др.).

Особое внимание специалистов в 60— 70-е годы привлекали две кардинальные проблемы общегреческой истории — рабства и полиса. По первой проблеме была издана серия монографий «Исследования по истории рабства в античном мире». В рамках этой серии были опубликованы монография Я.А. Ленцмана «Рабство в микенской и гомеровской Греции» (1963), сборники «Рабство на периферии античного мира» (1968), «Рабство в эллинистических государствах III—I вв. до н. э.» (1969), монография К.К. Зельина и М.К. Трофимовой «Формы зависимости в Восточном Средиземноморье в эллинистический период» (1969), работа А.И. Доватура «Рабство в Аттике в V—TV вв. до н. э.» (1980). Написанные на основе самого скрупулезного анализа многочисленных источников, эти монографии дали более современную трактовку самым различным аспектам рабовладельческих и других форм зависимости в Древней Греции, показали роль рабовладельческого производства в греческом мире.

Большое место в 60—70-х годах уделялось и различным сторонам полисной организации, древнегреческого полиса. В работах Ю.В. Андреева, В.Н. Андреева, Л.М. Глускиной, Э.Л. Казакевич-Грэйс, Г.А. Кошеленко, Л.П. Маринович, Э.Д. Фролова древнегреческий полис исследовался с разных сторон. Предыстория и ранние формы полисной организации (Ю.В. Андреев), сущность полиса, экономика и в том числе аграрные отношения (В.Н. Андреев, Г.А. Кошеленко), рабство и полис (Казакевич-Грэйс), кризис полисной организации в IV в. до н. э. (Л.М. Глускина, Л.П. Маринович, Э.Д. Фролов), судьбы полиса в эллинистическом мире (Г.А. Кошеленко, Л.П. Маринович) — это лишь некоторые из многочисленных проблем древнегреческого полиса, которые были подвергнуты самому внимательному рассмотрению.

Известным завершением исследовательской работы по изучению древнегреческого полиса к середине 80-х годов стал выход сводного труда «Античная Греция» (1983, т. I—II), в котором история возникновения, расцвета и кризиса греческого полиса рассматривается как основа развития всего древнегреческого общества и государства.

В 80-х годах получает популярность проблема древнейших истоков греческого народа, связанная с их принадлежностью к так называемой индоевропейской культурно-языковой общности. В трудах В.В. Иванова и Т.В. Гамкрелидзе «Индоевропейский язык и индоевропейцы» (1981, т. I—II), В.А. Сафронова «Проблемы индоевропейской прародины» (1983) и особенно «Индоевропейские прародины» (1989) были исследованы проблемы древнейшей прародины индоевропейцев и пути их расселения, в том числе и приход древнейших греческих племен на территорию Эллады в III—II тысячелетиях. Особенно радикальными стали выводы В.А. Сафронова, который попытался реконструировать материальную и духовную культуру древнейших индоевропейцев и выдвинул концепцию формирования древнейшей индоевропейской цивилизации в VI—V тысячелетиях до н. э. с ее локализацией на северных Балканах. Этот вывод пересматривает традиционные представления о древнейших греческих племенах, просочившихся на территорию Древней Греции, как первобытных структурах и позволяет рассматривать их как носителей древнейшей цивилизации.

Приход и расселение древнейших протогреческих и греческих племен в южной части Балканского полуострова и установившиеся сложные отношения с догреческим местным населением вызвали интерес к проблемам взаимодействия греческой и местной культур, общему генезису древнейшей греческой цивилизации III—II тысячелетий до н. э. и ее влиянию на греческую культуру I тысячелетия до н. э.

Эти проблемы изучались в двух направлениях. Одно из них представлено наиболее ярко в работах ЛЛ. Гиндина («Древнейшая ономастика восточных Балкан», 1981, и особенно «Население Гомеровской Трои», 1993) и Ю.В. Откупщикова («Догреческий субстрат», 1987). В этих работах подвергнуты анализу сложные явления этнической истории III—II тыс. дон. э. и соотношение между собственно греческим языковым и этническим и местным компонентом в балканском и малоазийском регионах, формирование греческого этнического населения, давшего начало эллинской народности I тысячелетия до н. э. Другое направление представлено работами Ю.В. Андреева («Раннегреческий полис», 1976; «Островные поселения эгейского мира в эпоху бронзы», 1989; «Поэзия мифа и проза истории», 1990), в которых основное внимание сосредоточено на выявлении тех элементов эллинского урбанизма, на формировании тех городских структур во II тысячелетии до н. э., которые стали некоторым прообразом, основой, на которой развился полисный городской строй классической Греции I тысячелетия до н. э.

Известным продолжением круга исследований генезиса классической цивилизации в контексте истории Восточного Средиземноморья стала работа В.А. Яйленко «Архаическая Греция и Ближний Восток» (1990), в которой автор вопреки господствующему в науке мнению о самобытном эллинском развитии полисной культуры в архаический период (VIII—VI вв. до н. э.) показывает сильное и многоплановое воздействие ближневосточных культур на ее формирование, а творческая переработка достижений ближневосточной цивилизации рассматривается как мощный стимул для становления собственно греческой классической культуры.

В 60—80-х годах проводились исследования по самым различным периодам древнегреческой истории. Так, по истории Ахейской Греции, изучение которой приобрело особый размах после дешифровки линейной письменности Б и прочтения письменных документов II тысячелетия до н. э., вышло несколько серьезных работ: С.Я. Лурье «Язык и культура микенской Греции», 1957; Я.А. Ленцман «Рабство в микенской и гомеровской Греции», 1963; Т.В. Блаватская «Ахейская Греция», 1966; «Греческое общество II тысячелетия до н. э.», 1976, и др., в который были рассмотрены важнейшие аспекты древнейшей греческой истории и высказаны разные точки зрения по ряду конкретных вопросов.

Ценные труды по истории Греции классического периода были изданы К. К. Зельиным («Борьба политических группировок в Аттике VI в. до н. э.», 1964), Л.Н. Казамановой («Очерки социально-экономической истории Крита V—IV вв. до н. э.», 1964). Изучением политической истории и политической мысли древних греков занимались А.К. Бергер («Политическая мысль древнегреческой демократии», 1966) и А.И. Доватур («Политика и политии Аристотеля», 1965). Целый ряд серьезных трудов был выпущен по истории Греции IV в. до н. э.: монографии Л.М. Глускиной («Проблемы социально-экономической истории Афин IV в. до н. э.», 1975), Л.П. Маринович («Греческое наемничество IV в. до н. э. и кризис полиса», 1975), Э.Д. Фролова («Греческие тираны», 1972, и «Сицилийская держава Дионисия», 1979).

Особым направлением в исследованиях стала разработка различных проблем развития общественной мысли древних греков архаического и классического времени. Здесь следует отметить труд Э.Д. Фролова «Факел Прометея. Очерки античной общественной мысли» (1991), в котором автор рассматривает сущность эллинской общественной мысли, а именно разработку рационалистического учения о государстве и праве, которое стало большим достижением мировой культуры и определило во многом развитие как римской, так и европейской общественной мысли.

В монографии В.М. Строгецкого «Полис и империя в классической Греции» (1991) исследуется одна из ключевых проблем классического периода: соотношение полисных и надполисных структур и их противостояние в период наивысшего расцвета греческого полиса как суверенного города-государства.

Активной разработке были подвергнуты различные проблемы эллинистической истории, прежде всего социально-экономические отношения. А.И. Павловская изучала египетское рабовладение, Н.Н. Пикус — положение царских земледельцев и ремесленников («Царские земледельцы (непосредственные производители) и ремесленники в Египте III в. до н. э.», 1972), И.С. Свенцицкая — аграрные и социальные отношения в эллинистической Малой Азии. Е.С. Голубцова выпустила несколько монографий, в которых получили тщательную разработку различные аспекты общинного устройства, рабовладельческих отношений, разных форм зави- симости, идеологии и культуры в Малой Азии эллинистического и римского времени.

Изучалась и история международных отношений в период эллинизма. В монографиях А.С. Шофмана «Античная Македония» (1960—1963, т. I—II), «Восточная политика Александра Македонского» (1976), трудах Б. Г. Гафурова и Д. И. Цибукидиса «Александр Македонский и Восток» (1980), А. Г. Бокщанина «Парфия и Рим» (1960—1966, т. 1—11), В.Д. Жигунина «Международные отношения эллинистических государств в 280—220 гг. до н. э.» (1980) показана сложная дипломатическая игра и запутанная система взаимоотношений эллинистических стран, которая в конечном счете привела к их ослаблению и завоеванию Римом.

Различные аспекты политической истории эллинистического времени, в частности проблемы федерализма как нового политического института, получили освещение в работах С. К. Сизова «Ахейский союз. История древнегреческого федеративного государства» (1989) и «Федеративное государство эллинистической эпохи:

Этолийский союз» (1990). Найденный тип федеративного устройства рассматривается как оптимальная форма соотношения широкой автономии вошедших в состав федерации полисов и центрального федерального руководства, и этот опыт стал некоторой основой последующих федеративных устройств как в римское, так и в европейское время.

Культура и общество стран восточного эллинизма стали предметом исследования С.В, Новикова «Юго-западный Иран в античное время. От Александра Македонского до Ардашира» (1989) и И. Р. Пичикяна «Культура Бактрии. Ахеменидский и эллинистический периоды» (1991). Одной из центральных проблем этих монографий является очень сложный и своеобразный синтез местных культур и привнесенных греко-македонскими завоевателями общественных и политических институтов.

Известным обобщением региональных исследований об эллинистическом времени стала коллективная монография «Эллинизм. Экономика, политика, культура» (1991), в которой изучение ведется в двух направлениях: с одной стороны, рассматриваются теоретические аспекты эллинизма, прежде всего его сущность, исторические предпосылки, с другой стороны, поставлена такая проблема, как влияние общих условий эллинистической эпохи на историю собственно Балканской и островной Греции и греческих образований в Северном Причерноморье.

Одним из влиятельных направлений отечественной историографии являются исследования истории и культуры греческих колоний в Причерноморье, прежде всего в Северном Причерноморье. В этом регионе ведутся интенсивные раскопки Тиры, Ольвии, Херсонеса, Пантикапея, Фанагории, Горгиппии и многих других греческих центров черноморского побережья. Накоплен и исследован огромный материал археологических, нумизматических и эпиграфических источников, на основе которых разработаны многие проблемы истории и культуры древнегреческих колоний. Ценные исследования по истории Ольвии были проведены Л.М. Славиным, В.В. Лапиным, С.Д. Крыжицким, К.К. Марченко, Ю.Г. Виноградовым, по истории Херсонеса — Г.Д. Беловым, С.Ф. Стржелецким, А.Н. Щегловым, по истории Боспорского царства — В.Д. Блаватским, В.Ф. Гайдукевичем, М.М. Кобылиной, И.Т. Кругликовой, Д. Б. Шеловым и др. На основе многочисленных конкретных разработок отдельных вопросов были изданы сводные работы по истории всего региона С.А. Жебелевым, В.Д. Блаватским, В.Н. Дьяковым, Д. П. Каллистовым, Д. Б. Шеловым. Грузинскими историками и археологами активно исследуется богатая история греческих колоний и местных племен Восточного Причерноморья.

Органической и очень важной частью отечественного антиковедения является разработка проблем взаимосвязей и взаимоотношений между античными политическими образованиями в Северном Причерноморье с окружающим их миром степных кочевников, в частности скифских племен, и миром сарматов. Основы отечественной скифологии были заложены еще М.И. Ростовцевым («Эллинство и иранство на юге России», 1918, и «Скифия и Боспор», 1925). Затем изучение истории и культуры скифов было продолжено такими маститыми учеными, как Б.Н. Граков («Каменское городище на Днепре», «Скифы», 1971),А.И. Тереножкин («Киммерийцы», 1976, и «Скифия VII—IV вв. до н. э. в соавторстве с В.А. Ильинской, 1983), М.И. Артамонов («Сокровища скифских курганов», 1966; «Киммерийцы и скифы», 1974), А.П. Смирнов («Скифы», 1966), Д.С. Раевский («Модель мира скифской культуры», 1985).

С начала 80-х годов возрастает интерес исследователей и количество работ еще по одной проблеме: размещение сарматских племен на территории Северного Причерноморья, их материальная и духовная культура, взаимоотношения со скифским племенным миром и населением греческих полисов Северного Причерноморья. К настоящему времени можно говорить о рождении особой научной дисциплины — сарматологии, которая вряд ли по количеству публикаций и постановке проблем уступает скифологии. Особенно велики заслуги в создании сарматологии как особой дисциплины К.Ф. Смирнова, автора многочисленных исследований по истории сарматов, в том числе таких капитальных работ, как «Савроматы» (1964), «Сарматы и утверждение их политического господства в Скифии» (1984), а также его учеников — М.Г. Мошковой («Памятники прохоровской культуры», 1963; «Происхождение раннесарматской (прохоровской) культуры», 1982), В.Е. Максименко («Савроматы и сарматы на Нижнем Дону», 1983) и многих других исследователей.

В целом отечественными специалистами разных поколений разработаны многие аспекты древнегреческой истории, создана отечественная школа в историографии Древней Греции.
Категория: ГЕОГРАФИЯ | Добавил: konan (10.11.2008)
Просмотров: 4002 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]