menu
person

Письменность и каллиграфия времен империи Хань (часть 2)

До наших дней дошло намного больше документов, записанных на деревянных дощечках, чем на шел­ке. В основном они написаны между 100 годом до н. э. и 300 годом н. э. Большая часть из них изготовлена из соснового дерева, но некоторые сделаны из бамбука. Основную долю текстов составляют деловые доку­менты, но есть и несколько драго­ценных литературных текстов.

Вначале дерево тщательно высу­шивали, затем разрезали на стан­дартного размера дощечки. Их фор­ма и размер зависели от назначения и определялись удобством чтения. Некоторые специально изготавли­вали в виде трехгранных призм или длинных палочек — они предназна­чались для особо важных записей. Для пространного текста дощечки скрепляли в виде длинного свитка, дополняемого по мере увеличения текста.


Свиток из деревянных поло­сок длиной 55 см — использовался для обычных текстов; меньшего размера (23 см) — для ко­пий документов
Во время ханьского периода суще­ствовало несколько стандартов свит­ков, частично они зависели от харак­тера текста. Самые длинные свитки (до 1 метра или чуть более) использовались для размножения текстов императорских постановлений, указов и предписаний, которые направлялись в разные учреж­дения. На каждой дощечке умещалось по 120 иеро­глифов.

Служебная переписка велась на небольших полос­ках всего из нескольких дощечек, а для обучения гра­моте литературные тексты записывали на полосках по 30—50 сантиметров длиной. На узких и тонких дощеч­ках можно было писать только с одной стороны. Их скрепляли льняными шнурками, для чего сверху и снизу вырезали специальные желобки. Обычно доку­менты хранились в свернутом виде, что позволяло их без труда перевозить и штабелировать.

В ряде случаев таблички для письма изготавливали в виде более тонких брусков с тремя или четырьмя гра­нями, каждую из которых заполняли иероглифами. На каждой грани обычно умещался один ряд. Если на гра­ни последовательно располагалось две колонки или более, то их читали справа налево, а сами полоски со­ответствующим образом скреплялись. В «головке» каждой дощечки делалось отверстие, в которое проде­вали прочный шнурок. Читая текст, переходивший с одной дощечки на другую, ее вначале поворачивали, затем переходили к следующей.

Писали на них кистью, сделанной из меха оленя, позже — зайца. Для исправления ошибок писец ис­пользовал нож, им же очищали деревянную поверх­ность, чтобы можно было писать второй или третий раз. Иногда исправления делались и в самом тексте, тогда между иероглифами могли оставаться значи­тельные пробелы. В ряде случаев вставлялись пунк­туационные знаки (точки). Обычно сверху и снизу оставляли поля, со временем на них стали писать заголовок, отделенный от текста. Чтобы облегчить чтение больших текстов, внизу дощечек ставили но­мера, сейчас они помогают собирать разрозненные части текстов литературных произведений.

После окончания записи полоски сворачивали для удобства пользования. При отправке скреп­ляющие веревочки запечатывали глиной. Прежде чем она затвердевала, чиновники обычно ставили оттиск собственной печати. По нему можно было установить автора документа, не разрушая отпечаток и не раз­ворачивая полоску. Печать удостоверяла и подлин­ность текста.

Печати различались в зависимости от ранга и зва­ния владельца. В ханьском Китае для понятия «пе­чать» использовались три разных слова. Император­скую печать не следовало путать со штампом стар­шего чиновника или клеймом младшего служащего. Среди множества найденных ханьских печатей на некоторых указана определенная канцелярия, на других — имя чиновника, иногда встречается соче­тание того и другого. Находят также глиняные квад­ратики с оттисками, которые сохранялись и после того, как сами тексты сгорали во время пожара. С помощью чернил или краски печати наносили на шелк и бумагу.

Шелковые рулоны размещались на полках лич­ных библиотек императора, иногда такие же собра­ния встречались у самых богатых ханьских ученых. Архивы чиновников состояли из более объемных и прочных свитков из деревянных полосок, аккуратно связанных вместе, с одной из полосок свешивался ярлык, на котором указывалось содержимое свитка.

Именно в ханьский период получила распростране­ние бумага — новый материал, который вскоре широ­ко вошел в обиход и использовался на протяжении последующих двух тысяч лет. Правда, скорее всего, бумагу начали использовать постепенно. В связи с не­достатком и дороговизной шелка стали эксперименти­ровать с его отходами; вероятно, во время этих опытов и получили субстанцию, похожую на бумагу.

В Китае изобретение бумаги относят к 105 году, когда, как рассказывают, некий чиновник сообщил о новинке императору. В то время Цай Лунь отвечал за деятельность тех предприятий, которые произво­дили оборудование, необходимое дворцу. Он сооб­щил, что сделал бумагу из древесной коры, конопли, старых тряпок и рыбацких сетей.

Трудно судить, как быстро новый материал вошел в обиход, хотя, несомненно, некоторые его фрагмен­ты относятся к ханьскому периоду, первые же под­линные кусочки датируются 310-м и 312 годами. Скорее всего, бумагу начали постоянно использовать в III и IV веках, параллельно с шелком и деревом.

Бумага оставалась достаточно хрупким материа­лом, поэтому для записи важных документов ученые ханьского Китая продолжали использовать более прочные материалы. Чтобы сохранить для потомства переводы сочинений Конфуция и важнейшие фило­софские труды, такие тексты гравировали на камен­ных табличках.

Проект начался в 175 году; чтобы его завершить, понадобилось восемь лет. Чтобы подготовить долж­ным образом поверхности, на которых нужно было выгравировать 200 000 иероглифов избранных тек­стов, использовали около пятидесяти камней. Если признать справедливыми рассказы историков, то окажется, что, стремясь увидеть эти камни, толпы ученых посещали столицу. Для них смогли даже из­готовить факсимильные копии надписей на новомод­ном материале, изобретенном Цай Лунем, поэтому ученые уже дома продолжали изучать выданную им копию.

Случившееся стало прецедентом, это решили по­вторить поздние династии в Китае, что определен­ным образом повлияло на развитие печати в X веке. В ханьском обществе каменные таблички использо­вались достаточно широко. Для выдающихся чинов­ников, чья карьера заканчивалась достойно (смертью или отставкой), изготавливали памятные поминаль­ные дощечки.

На них содержались записи о предках умершего, приводился список канцелярий, в которых он слу­жил, отмечались достижения, к которым лично он был причастен. Сегодня язык этих надписей может показаться напыщенным, читателю только остается удивляться, какое количество достоинств могло со­вмещаться в одном человеке.

Однако согласимся, что эпиграфические памят­ники обладают несомненными достоинствами. Из них становится ясно, как младшие чиновники или последователи великого человека собирались вмес­те, чтобы воздвигнуть ему мемориал; как ханьские чиновники гордились своим предшественником и как они хотели увековечить его заслуги.

Наконец, в ряде случаев было необходимо зафик­сировать сделку или договор. Если человек покупал кусок земли, чтобы выстроить гробницу, то запись о совершении сделки иногда делали с помощью ки­сти на ее стенах. В послеханьский период допуска­лось, чтобы текст подобного соглашения делался на свинце или сплаве олова со свинцом, которые пред­назначались для захоронения в условленном месте, чтобы их можно было использовать в случае возник­новения спорных ситуаций.


ЧАСТЬ 1


Категория: КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО КИТАЯ | Добавил: Zesar (22.08.2010)
Просмотров: 1947 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]